Привет! Вы находитесь на странице, полностью посвященной одной-единственной песне - "I WILL SURVIVE". Песня появилась после того, как в 1978 году Глория попала в тяжелейшую автокатастрофу и провела долгое время в больнице. Врачи сомневались в том, что она вернется на сцену. Именно тогда Глория впервые серьезно обратилась к Богу. Произошло чудо – певица не только выздоровела, но и ее песня-исповедание стала одним из величайших хитов всехнародов. I Will Survive была переведена более чем на 20 языков мира, в том числе и на арабский. В 1980-м за эту песню Глория Гейнор получает Грэмми в номинации «Лучшая диско-запись года». За прошедшие более чем 25 лет была множество раз перезаписана прежде всего самой Глорией Гейнор, а также другими исполнителями от Дитера Болена, Дайаны Росс и Ларисы Долиной до альтернативной группы Cake и рэпера Снуп Доги Дога. В 2000 году эксперты влиятельного музыкального канала VH1 поставили "I Will Survive" на первое место в списке лучших танцевальных песен ХХ столетия. Киноиндустрия продолжает помещать "I Will Survive" на звуковые трэки более пол-дюжины известных художественных картин, среди которых фильм "Men in Black II" (Мужчины в чёрном-2).

«Архангельск Блюз-2012»: эволюция в опасности!

11.10.2012
Галина Чарупа

Просто вызывающе ведёт себя житель Архангельска Тим Дорофеев! Ну организовал блюзовый фестиваль разок, другой, третий, ну пригласил поиграть вместе с местными музыкантами блюзменов из Москвы, Вологды и Ярославля, знакомых ему по участию в различных других фестивалях. Так ведь не остановился, и теперь скромный фестиваль под названием «Архангельск Блюз» стал совершенно нескромным. Проходит в два дня на самой большой сцене региона — в Архангельском областном театре драмы им. М.В.

Ломоносова. И для участия в фестивале в столице Поморья который год в конце мая высаживается солидный десант зарубежных музыкантов. На этом мы завершаем иронический зачин. Далее — по-серьёзному.

Опасность эволюции

26 и 27 мая состоялся VII международный фестиваль «Архангельск Блюз», который организует творческое объединение «Джаз-Мастерская» под управлением известного джазового музыканта и продюсера — гитариста Тима Дорофеева. Гостями фестиваля стали блюзовые и джазовые музыканты из различных городов России, а также посланцы из Белоруссии, США и Израиля. Бессменный ведущий фестивальных концертов Владимир Каушанский (Москва) так охарактеризовал эволюцию фестиваля «Архангельск Блюз»:

— Я помню, какими были первые фестивали. Всё было скромно, в тестовом режиме — никто не знал, нужен ли фестиваль и во что это выльется. Теперь фестиваль развивается, разрастается. И вот тут его может подстерегать опасность. Потому что когда он начинает соответствовать высоким стандартам, как в этом году, каждый раз нужно думать о том, как достигнутую планку не опустить ни на миллиметр. Публика привыкла к высокому классу, и она будет каждый раз этого ждать и в следующем году.

Цветы на асфальте

Как-то не задумывалась об этом раньше, но сейчас на фестивале поймала себя на мысли, что блюз — мужская работа. Посмотрим на состав участников. В первый день фестиваля, 26 мая, концерт открыл биг-бэнд Архангельского музыкального колледжа под управлением Георгия Стрелкова, к нему присоединились специальные гости: Алексей Круглов (саксофон, Москва), Сергей Кузнецов (губная гармоника, Ярославль), Олег Юданов (барабаны, Архангельск), Николай Клишин (бас, Архангельск), Андрей Шабашёв (клавишные, Архангельск), Светлана Рубинина (вокал, Москва). Во втором отделении очень порадовал «Мос-Блюз-Десант» (Москва) — это драйв, стиль, обмен энергией с залом. Это блюз! Респект Борису Булкину и Ксении Федуловой, а также ритм-секции — бас-гитаристу Анатолию Смирнову и барабанщику Алексею Цыганову. В третьем отделении в поте лица (в прямом смысле) на сцене работал израильский пианист Леонид Пташка, ошеломивший слушателей каскадами глиссандо, энергичными пассажами и прочими эффектными приёмами. Зал принял выступление на «ура», проводив овациями Леонида и его команду (бас-гитарист Валерий Липец и барабанщик Евгений Майстровский, а так же молодая перспективная певица Стелла Рубас). Второй день, 27 мая, открыли гости из Беларуси — задорный молодёжный Chiefs Band, который играл фанк-блюз. Он представил свои версии известных блюзовых мелодий.

SOBO

Группа SOBO, выступавшая во втором отделении, приехала из Израиля, но американским блюзовым ветром от неё определённо веет. Очень понравились эти ребята из Иерусалима: Сэмми, Сободэн и Фиш (в миру Ассаф Ганзман — бас, вокал, Даниэль Криман — гитара, губная гармоника, бэк-вокал и Элимелах Грундман — ударные). «Добило» зал третье отделение: темнокожий вокалист Бобби Харден из Нью-Йорка в сопровождении коллектива Moscow Soul Band (Александр Гуреев — саксофон, Антон Горбунов — бас, Пётр Ившин — ударные) при участии архангелогородцев Андрея Шабашёва (клавишные) и Николая Куликова (гитара). Бобби — мастер стиля соул, он также прекрасно исполняет блюз, может даже рэп читать, если считает, что он на блюзовом фестивале где-то окажется к месту. Тим пригласил Бобби в Архангельск по рекомендации давнего друга фестиваля Александра Гуреева — они не первый год сотрудничают. У Бобби Хардена сильный голос, который так и летит, будоража глубинные струнки в твоей душе. Летает по залу и сам Бобби: он пританцовывает, подпрыгивает, бежит по залу до самого верха амфитеатра, успевает охватит своим вниманием балкон, потанцевать со всеми симпатичными девушками, которых заметил. И хоть бы чуть запыхался! Издалека он выглядит мальчишкой — худой, лёгкий, заводной. На самом деле Бобби Хардену 56 лет. Вот это да!

Bobby Harden

ДАЛЕЕ: продолжение рассказа о фестивале, итервью с участниками, ВИДЕО

Концерт второго дня завершился искромётным джемом на мелодию «Every Day I Have the Blues», а затем была душевная клубная вечеринка — в клубе «Джаз-мастерская» (в Музее художественного освоения Арктики им. А.А.Борисова.)

Ксения Федулова

Так вот, о мужской работе. Вы посмотрите — в программе сплошные мужики! И среди них, как цветы на асфальте (почему-то пришло в голову именно такое сравнение), — четыре вокалистки. И все они очень разные. Светлана Рубинина (Москва) — признанный опытный мастер. Стелла Рубас (Израиль) пока ещё только начинает путь в музыке. Катя Кудзинец (Беларусь) — девушка-солнце с ярким голосом и хорошим чувством сцены. Особо хочется сказать о Ксении Федуловой (Москва), у которой теперь есть фанаты на берегах Северной Двины. Мало того, что она отлично поёт и играет на гитаре на левую руку, она ещё пишет песни, которые интересны публике, которая много чего слышала. А ещё — это настоящая «зажигалка». Ксюша, приезжай к нам ещё!

История с географией

После воскресного концерта мне удалось побеседовать с Даниэлем Криманом из группы SOBO. ВИДЕО: Sobo на фестивале

Дэн, откуда вы родом, где учились музыке?

— Я родился в Петербурге в 1973 году, жил в Купчино, консерваторий не заканчивал. Учился по классу фортепиано и на трубе играл чуть-чуть, что мне помогло потом — дыхание для губной гармошки я поставил себе в раннем возрасте. Игре на гитаре я учился самостоятельно. В старших классах начал играть на бас-гитаре в группах, ездил на фестивали. Но я не нашёл в Питере, с кем играть блюз.

Почему блюз?

— Не знаю. Нравится. Я услышал Мадди Уотерса — и зазвенело: вот оно, это моё. Учился я на инженера, но всего три сессии сдал, потому что в 1992 году уехал в Израиль. Три года я играл на улицах — в Таллинне, Нью-Йорке, Амстердаме, а для начала в Иерусалиме. Мне было 19 лет. Была хорошая атмосфера. Был мир, был президент Рабин, было ожидание, что вот сейчас мы помиримся с арабами. Было очень много туристов. Весь израильский рок как раз расцвёл в те времена. А я в это время играл себе. И попал в этот маленький бар, где мы и познакомились с Сэмми.

Это правда или байка, что в 1995 году Сэмми вас увидел, когда вы пели в баре, и пригласил вместе работать?

— Это правда. Я нашёл маленький бар, в котором мне понравилось играть — атмосфера там была правильная. И в какой-то момент появился парень, это был Сэмми. Он сказал: «Ты очень здорово играешь, мы должны вместе работать». Он уехал, потом вернулся, и мы стали вместе работать. Сэмми родился в Хайфе, но бабушки-дедушки у него из Польши, Украины, России. Вырос он в Нью-Йорке, американская культура для него родная. И вот мы начали играть, но однажды хозяин бара уехал из страны и просто закрыл его на замок. Сэмми сказал: «Тогда я буду хозяином бара». И мы с ним ещё несколько лет там играли. Бар называется Mike’s Place («У Майка»). Потом мы открыли в Тель-Авиве ещё бар. Сейчас у нас уже шесть клубов по всему Израилю. И в этих клубах играют блюз. Мы с друзьями организовали Израильскую ассоциацию блюза, сотрудничаем с Американской ассоциацией. Каждый год в Мемфисе (США) проводится блюзовый фестиваль, и мы были первыми, кто поехал туда от Израиля. А теперь туда постоянно ездят наши музыканты.

В Архангельске присмотрели кого-нибудь, кого хотели бы к себе пригласить?

— Ну, Леонид Пташка — наш старый друг. А вообще в поездках, турах, на фестивалях знакомишься с людьми, находишь новых друзей. Фестиваль в Архангельске нам очень понравился. А к нам на фестиваль, думаю, получится пригласить Бобби Хардена.

Фишки Пташки

Леонид Пташка

Леонид Пташка живёт в Ашдоде (Израиль), а вырос в Баку. В советские времена приезжал в Архангельск на джазовые фестивали, которые устраивал знаменитый Владимир Резицкий.

Леонид, вы были в Архангельске в 1982 году. Что изменилось с тех пор?

— Всё изменилось. Другая страна, другой город. Я не очень узнал Архангельск. Город цветёт, люди улыбаются. В воздухе какой-то оптимизм.

Вопрос по поводу вашего выступления: оно показалось мне перегруженным элементами шоу. Это ваш традиционный стиль или просто вы избрали такой способ атаки на новую публику?

— Дело в том, что Тим Дорофеев попросил меня сделать программу ближе к битовой. Если б мы играли совсем мягкий джаз, он бы выбивался из общего контекста. А в рамках ритм-энд-блюза — вот то, что получилось. А насчёт шоу я вам отвечу очень просто. Для меня главное — приносить людям радость. Я работаю для публики, потому что если бы не было публики, не было бы и меня. Хочу, чтобы люди видели: джаз — это не страшный, заумный вид искусства для избранных, а процесс общения, откровения. Да, я популист и пропагандист, я делаю джаз доступным для слушателей.

С кем из услышанных в Архангельске музыкантов вы бы хотели работать в будущем?

— На этом фестивале много хороших музыкантов. Я уже пригласил Тима с его командой осенью приехать в Израиль на мой фестиваль в Ашдоде. Я давно делаю джаз-фестиваль, на который приезжают большие звёзды из разных стран мира. И сейчас архангельские музыканты приедут к нам, это знаменательное событие. Более того, Ашдод теперь город-побратим Архангельска, надеюсь, у нас выступят в будущем и другие ваши музыканты.

Дрим Тим

В заключение несколько слов от организатора фестиваля Тима Дорофеева.

Тим Дорофеев, Бобби Харден

Тим, я уловила такое новшество: в организации фестиваля тебе помогала команда волонтёров САФУ (недавно образованного Северного Федерального Арктического университета).

— Центр волонтёров САФУ ведёт подготовку к Олимпиаде в Сочи 2014 года, и для них местные проекты — хорошая тренировка, полезный опыт. В этом году у нас много участников и сложная «логистика» (кто когда на чём приезжает и уезжает). На заре фестиваля я сам ездил на вокзал и в аэропорт, теперь есть кому поручить встречи, сопровождение, экскурсии по городу, саундчеки, гримёрки и т.д. Поэтому у меня первый раз одна часть мозга отдыхала. Спасибо огромное всем помощникам.

Мне показалось, что полностью отвечали тематике блюз-фестиваля Борис Булкин и группа SOBO, а в остальном… Что ты ответишь сторонникам стилевого единообразия?

— Действительно, были моменты, которые не совсем вписываются в концепцию блюза. Я всё время задумываюсь, можно ли это делать. Да, в этом году были и фанк , и джаз, и соул. Стоит ли запрещать музыкантам играть это на блюзовом фестивале? Если строго охранять границы рамок — стоит. А если пытаться привлекать какую-то новую публику — не стоит.

Джем в «Джаз-Мастерской»

Мне вспоминается один из фестивалей «Дни джаза в Архангельске». Несколько лет назад Владимир Туров включил в программу Северный русский народный хор и рок-группу Blind Vandal. А ведь это «Дни джаза»! Но никто же не говорил ему: «Что это вы такое вытворяете на джазовом фестивале!» Можно считать нужным придерживаться строгих рамок, а можно не считать это нужным. Значит, ты считаешь, что на фестивале единообразие — не главное?

— Да, и это мой личный вкус, мой личный выбор. Мне кажется, стремление соединять несоединимое даёт интересные результаты. Музыканты уезжают с новыми идеями. Новые идеи рождаются и у наших музыкантов. Вообще, очень трудно составить единственно правильное мнение обо всех выступающих. Я всё время слышу разные мнения. Одному понравилось это, другому то. Наверно, это и хорошо. Потому что если я не привезу в Архангельск эту музыку, наши люди не услышат её никогда. Того же Бобби Хардена, например, у нас никогда не покажут по телевизору. Моя задача — чтобы было разнообразие, чтобы был выбор, чтобы была качественная музыка, чтобы присутствовала доля эксперимента.

Есть уже контуры фестиваля «Архангельск Блюз-2013»?

— Одно имя уже могу назвать — это пианист Игорь Бриль. Я пригласил его с сольной блюзовой программой. Об остальных участниках пока говорить рано.

ВИДЕО: «Every Day I Have The Blues» — финальный джем фестиваля