Привет! Вы находитесь на странице, полностью посвященной одной-единственной песне - "I WILL SURVIVE". Песня появилась после того, как в 1978 году Глория попала в тяжелейшую автокатастрофу и провела долгое время в больнице. Врачи сомневались в том, что она вернется на сцену. Именно тогда Глория впервые серьезно обратилась к Богу. Произошло чудо – певица не только выздоровела, но и ее песня-исповедание стала одним из величайших хитов всехнародов. I Will Survive была переведена более чем на 20 языков мира, в том числе и на арабский. В 1980-м за эту песню Глория Гейнор получает Грэмми в номинации «Лучшая диско-запись года». За прошедшие более чем 25 лет была множество раз перезаписана прежде всего самой Глорией Гейнор, а также другими исполнителями от Дитера Болена, Дайаны Росс и Ларисы Долиной до альтернативной группы Cake и рэпера Снуп Доги Дога. В 2000 году эксперты влиятельного музыкального канала VH1 поставили "I Will Survive" на первое место в списке лучших танцевальных песен ХХ столетия. Киноиндустрия продолжает помещать "I Will Survive" на звуковые трэки более пол-дюжины известных художественных картин, среди которых фильм "Men in Black II" (Мужчины в чёрном-2).

«ЕНИJAZZ»: красноярский джаз-фестиваль многообещающе перезапустился

04.07.2012
Анна Филипьева, редактор «Джаз.Ру» фото: автор и пресс-служба Красноярской филармонии

С 20 по 25 сентября в Красноярске прошёл фестиваль «ЕНИJAZZ», наследующий традициям проводившегося здесь около трёх десятилетий фестиваля «Джаз над Енисеем». Концепция обновлённого фестиваля оказалась очень разнообразна, и можно без лишней скромности сказать, что во многом она соответствовала лучшим зарубежным образцам. Интересно, что «ени» — это не только составная часть названия реки Енисей, давшей название фестивалю. В некоторых тюркских языках — например, азербайджанском или турецком — слово «ени» значит «новый», «молодой». Организаторы фестиваля не знали об этом значении, но по стечению обстоятельств получилось так, что основной задачей, которую они перед собой ставили, действительно было привлечение в джазовое сообщество молодых людей.

Для этого они постарались максимально широко показать всем желающим, из чего складывается жизнь джазового сообщества, поэтому фестиваль не исчерпывался концертной программой. Здесь были и мастер-классы, и лекции, и дискуссии, и тематические кинопоказы, и выставка афиш и плакатов российских и зарубежных дизайнеров-графиков.

Концертная программа фестиваля началась в пятницу, 23 сентября, о чём рассказывает ведущий концертов и лекций фестиваля — главный редактор «Джаз.Ру» Кирилл Мошков.

— Первый день фестиваля был задуман как сборный, как показ того, чем располагает в джазовом плане сам Красноярск. Насколько я понимаю, «Джаз над Енисеем» в его прежней форме прекратился не просто так — сменились поколения в городском джазовом сообществе, иссякла энергия прежних организаторов, ключевая фигура прежнего фестиваля — продюсер Яков Айзенберг — эмигрировал, и после его отъезда фестиваль захирел и зачах. Идею Красноярского фестиваля подхватило новое руководство краевой филармонии и, под патронатом одновременно и губернатора, и председателя Законодательного собрания Красноярского края и при поддержке правительства Красноярского края, совместно с Сибирским федеральным университетом осуществило «перезапуск» фестиваля — с новым названием и новым лицом. Вашего покорного слугу пригласили не только провести концерты фестиваля, но и «срежиссировать» концерт первого дня, чтобы избежать конфликта местных интересов, который, видимо, в какой-то форме существует (не может не существовать, как в любом городе, где действующих музыкантов — больше трёх). Мне, как «варягу», проще было, не влезая в местную систему «сдержек и противовесов», убрать из программы какие-то номера, которые туда попали случайно, расставить оставшееся так, чтобы слушатель не вымер к антракту, но получил какое-то представление о городской джазовой сцене, а в музыкантской среде не возникали ненужные трения.

Василий Моргун и детская оперная студия Натальи Цюпы

ДАЛЕЕ: продолжение интервью и полный репортаж со второго и третьего дней фестиваля

Получилось шикарное открытие: филармонический коллектив «Jam-Квартет» играл песню Earth Wind & Fire — «Miracle», а пел её учёный, доктор биологических наук, профессор Сибирского федерального университета и одновременно — депутат краевого Законодательного собрания Василий Моргун. И это было ещё полдела — вместе с ним пела детская оперная студия Натальи Цюпы, три десятка детей всех возрастов, от пяти до 17 лет, и пели очень ответственно, трогательно и слаженно, так что сразу задали концерту определённый эмоциональный фон.

Студенческий ансамбль СФУ

Далее программа состояла из выступлений филармонических коллективов (и вот тут, как мне кажется, в Красноярске есть большое-пребольшое поле для перемен к лучшему), а также красноярских и кемеровских студенческих ансамблей. Студенты порадовали: конечно, никто из них пока не вытянул бы не то что отделения, но и вообще больше одного-двух номеров, это закономерно, но у большинства было видно стремление играть, здоровый музыкантский задор и интерес к музыке, которую они играют. Особенно хочу отметить, что среди молодых красноярских джазменов заметна доля уверенно играющих девушек: запомнились пианистки Ирина Разумцева, Елена Николаева и особенно Мария Хорошко, а также экспрессивная вибрафонистка Марина Козырева, которая играла, кстати, материал из истории отечественного джаза — «Забытый мотив» Юрия Чугунова. Интересно показался джазовый студенческий коллектив из СФУ — самодеятельность, строго говоря, но не будем забывать, что в эпоху расцвета, в 1960-х, почти весь отечественный джаз состоял из самодеятельности. Кстати, у них тоже играла барышня — саксофонистка Вика Зыбина.

ТГУ-62

А во втором отделении 23 сентября выступали профессионалы — томский оркестр «ТГУ-62», существующий уже 49 лет. Под руководством своего маститого лидера Аркадия Ратнера томичи показали сбалансированную программу джазовой классики — от Эллингтона и Гленна Миллера до Генри Манчини и Джо Завинула, но не без новых аранжировок Роба Макконнелла и даже Олега Лундстрема. Программа была принята с закономерным энтузиазмом: всё-таки большой джазовый оркестр, играющий традиционный репертуар — если он играет его весело и со свингом — это беспроигрышный в плане зрительской благодарности номер.

SaxMafia

После основного концерта был ещё вечерний, в Зале Торжеств филармонии — там играл саксофонный квартет SaxMafia: москвич Сергей Летов, львовянин Юрий Яремчук, вологодец Эдуард Сивков и петербуржец Николай Рубанов, который с гордостью демонстрировал красноярской публике новый бас-саксофон — источник потрясающих звуков. Квартет с большим успехом сыграл программу своего «авангарда с человеческим лицом» — динамичных четырёхголосных фактур, перемежаемых впечатляющими статичными «дронами».

Суббота, 24 сентября, выдалась исключительно насыщенной. Фестивальный день для делегации «Джаз.Ру» начался круглым столом (а по сути — панельной дискуссией) по проблемам джаза в музыкальном ландшафте современности. Мероприятие проходило в одной из аудиторий библиотеки Сибирского федерального университета: впечатляющее новое здание, оборудованное по последнему слову техники. Публика была весьма немногочисленна: можно предположить, что студентов отпугнула настолько глобально заявленная тема. Впрочем, заинтересованные слушатели (преимущественно из числа музыкантов и преподавателей) в зале были, и поговорить с ними было о чём.

"Место джаза в музыкальном ландшафте современности"

Места в президиуме заняли руководитель томского оркестра «ТГУ-62» Аркадий Ратнер, директор Красноярской филармонии Ирина Прокопенко, красноярский популяризатор джаза Владимир Василенко и главный редактор «Джаз.Ру» Кирилл Мошков. Каждый из присутствовавших описал круг проблем, с которыми он сталкивается при вспашке своего участка джазовой нивы. Владимира Василенко волновал вопрос, почему сегодняшняя молодёжь при полной свободе выбора зацикливается на самом примитивном — на попсе. Ирина Прокопенко рассказала, как трудно убедить властные структуры в том, что джаз — это не шоу-бизнес, не коммерция, а серьёзное искусство и поэтому нуждается в такой же поддержке, как и музыка академическая. Аркадий Ратнер поведал о том, как ему удавалось решать организационные и финансовые трудности, возникавшие на протяжении всей истории существования «ТГУ-62». А Кирилл Мошков в свою очередь рассказал об опыте организации джазовых сообществ в разных странах. Кроме того, из зала были высказаны полярные мнения относительно того, каким образом к джазу должны привлекаться молодые слушатели. И здесь полемика, пожалуй, была особенно острой, поскольку круг суждений простирался от «заставить и приучить» до «убедить, что джаз — это круто».

Лекция в Зале торжеств. На экране - Александр Цфасман

Затем представители «Джаз.Ру» спешно перебрались в филармонию (тоже, кстати, огромное прекрасное новое здание), где в полумраке мраморного Зала торжеств прошла лекция Кирилла Мошкова по истории советского джаза (двумя днями раньше он также прочёл в СФУ лекцию по тематике своей книги «Индустрия джаза в Америке»). Народу на лекции было не очень много, но в это же самое время происходил мастер-класс преподавателей РАМН им. Гнесиных профессора Александра Осейчука и Жанны Ильмер по сольному мастерству и встреча студентов с музыкантами оркестра «ТГУ-62». Поэтому вполне понятно, что выбрать, куда пойти, не всем было просто. Но надо сказать, что те немногие молодые люди, которые добрались-таки до зала для торжеств, слушали лекцию с явным интересом. Понятно, что за два академических часа рассказать всю историю было невозможно, поэтому было решено остановиться на отдельных фигурах в этой истории, таких как Валентин Парнах, Эдди Рознер, Андрей Товмасян, Герман Лукьянов и другие.

Не успела лекция закончиться, как публику пригласили в Большой зал на вечерний концерт. Этот вечер в программе фестиваля был посвящён весьма интересной и привлекательной, но почему-то не слишком хорошо ещё «окученной» отрасли джаза — джазовому танцу. Нельзя не отметить, что посвятить целый вечер этой теме — очень храбрый поступок со стороны организаторов. Нужно признать, что с джаз-дансом в России до недавнего времени было не очень. При наличии сильной школы русского классического балета джазовый танец оказался не у дел: просто было как-то не до него, да и зачем? А представление о нём как об отрасли шоу-бизнеса и вовсе сильно исказило идею, в связи с чем, отправляясь на концерт, представители «Джаз.Ру» сильно опасались увидеть на сцене очередную пустышку, не по делу снабжённую красивой обёрткой с загадочной надписью «джаз». По счастью, опасения оправдались лишь отчасти (да, увы, в наше время привередничать не приходится, и оправдание опасений не в полной мере уже иногда можно считать удачей). В первом отделении был показан действительно интересный балет «Перекрёстки» на музыку Дюка Эллингтона в постановке питерского хореографа Натальи Каспаровой.

"Перекрёстки"

У балета оказалась непростая судьба. Наталью пригласили в Красноярск для постановки балета в расчёте на силы местного хореографического училища. Но сделать это оказалось невозможно в силу отсутствия у студентов необходимой для джаз-данса раскованности, соответствующего эмоционального опыта и, как следствие, темперамента. Тогда организаторы попытались решить задачу силами местного весьма уважаемого танцевального коллектива — Свободного балета Валерия Терёшкина, но и здесь потерпели неудачу: балет сослался на занятость и нежелание отходить от собственного стиля. В результате нашёлся самодеятельный коллектив — ансамбль «Экспрессия» — с которым Каспарова за две недели сделала практически невозможное: поставила живой, сложный и интересный — именно хореографически интересный! — получасовой танцевальный спектакль, который держал публику в тонусе, несмотря на отсутствие очевидных «кассовых» ходов вроде сценических спецэффектов, смены костюмов, декораций и так далее.

"Перекрёстки"

Во втором отделении выступал как раз Свободный балет Валерия Терёшкина. Он действительно не изменил своему стилю, но, к сожалению, джаза в этом стиле не прослеживалось. Была клубная шоу-программа под популярную музыку.

Будучи последовательными в своих начинаниях, организаторы продолжили танцевальную тему вечера, и по завершении концерта в Большом зале посетителям филармонии было предложено самим поупражняться в танцевальных па в Зале торжеств под музыку московского проекта Live Sax Party. В его состав входят DJ LeGran, саксофонист Антон Румянцев и известный своей сценичностью лидер группы «Маримба Плюс» маримбафонист Лев Слепнер, который играл на перкуссии.

Live Sax Party

Следующий день — воскресенье, 25 сентября — также начался с мастер-классов. В репетиционном зале филармонии секретами классического джазового танца делилась хореограф Наталья Каспарова. А в Красноярском колледже искусств им. П.И. Иванова-Радкевича в это время проходил мастер-класс по джазовому ансамблю Александра Осейчука, Жанны Ильмер и ансамбля «Зелёная волна». Для них этот день выдался особенно насыщенным. Сразу после мастер-класса — саундчек и выступление в Большом зале филармонии, вечернюю программу которого открывал ансамбль. Александр Осейчук, знаменитый своей рассудочной, прохладной манерой, и на этом концерте остался верен себе: был непоколебимо профессионален и логичен. Как и его ученица, а ныне коллега и самый верный последователь — и на сцене, и в педагогическом труде — саксофонистка Жанна Ильмер. Ансамбль исполнял джазовые стандарты, и авторские композиции Осейчука. Присутствовавшие в зале студенты, посетившие накануне мастер-классы, получили возможность закрепить полученные знания.

Александр Осейчук и "Зелёная волна"

Во втором отделении играл интернациональный квартет московского пианиста Ивана Фармаковского, в составе которого с ним приехали американские музыканты саксофонист Ральф Бауэн, контрабасист Дэррил Холл и барабанщик Дональд Эдвардс. Несколько дней спустя этот же состав выступал в Московском международном Доме музыки со слегка расширенной программой, а также в Екатеринбурге.

Квартет Ивана Фармаковского

В Красноярске же квартет начал своё выступление с пьесы саксофониста Ральфа Бауэна, в которой музыканты в общем-то всем всё сразу доказали настолько, что уже вторым номером могли позволить себе совершенно спокойно сыграть балладу, не боясь понизить градус и потерять внимание публики. Дальше всё шло как по маслу: мощный свинг, драйвовая подача — и дело в шляпе. А когда дошло до исполнения части программы, состоящей из джазовых аранжировок музыки русских композиторов, вопли публики превысили порог ультразвука в первой же пьесе — это было «Полюшко-поле» Льва Книппера, тему которого очень свежо изложил Ральф Бауэн. Само собой, не обошлось без игры на бис.

Иван Фармаковский

По традиции фестивальную программу завершил джем-сешн, на котором местные музыканты и гости Красноярска имели возможность ещё немного пообщаться между собой как устно, так и музыкально.

Фестивальный джем открыли красноярские музыканты

Фестиваль завершился, итоги подводятся. Кажется, первый после перезагрузки блин вышел отнюдь не комом, а организаторы уже исполнены идей на последующие фестивали. Искренне хочется пожелать им, чтобы всё получалось и впредь, и чтобы заявленная многоликость, многогранность фестиваля и его новая ориентация на молодую аудиторию нашла развитие и подтверждение в будущие годы.