Привет! Вы находитесь на странице, полностью посвященной одной-единственной песне - "I WILL SURVIVE". Песня появилась после того, как в 1978 году Глория попала в тяжелейшую автокатастрофу и провела долгое время в больнице. Врачи сомневались в том, что она вернется на сцену. Именно тогда Глория впервые серьезно обратилась к Богу. Произошло чудо – певица не только выздоровела, но и ее песня-исповедание стала одним из величайших хитов всехнародов. I Will Survive была переведена более чем на 20 языков мира, в том числе и на арабский. В 1980-м за эту песню Глория Гейнор получает Грэмми в номинации «Лучшая диско-запись года». За прошедшие более чем 25 лет была множество раз перезаписана прежде всего самой Глорией Гейнор, а также другими исполнителями от Дитера Болена, Дайаны Росс и Ларисы Долиной до альтернативной группы Cake и рэпера Снуп Доги Дога. В 2000 году эксперты влиятельного музыкального канала VH1 поставили "I Will Survive" на первое место в списке лучших танцевальных песен ХХ столетия. Киноиндустрия продолжает помещать "I Will Survive" на звуковые трэки более пол-дюжины известных художественных картин, среди которых фильм "Men in Black II" (Мужчины в чёрном-2).

Бутман в Кремле, или впечатления от юбилея

10.07.2012
Редакция «Джаз.Ру» фото: Владимир Коробицын

Бутману — пятьдесят. Это как-то странно звучит: те, кто следил в последние 20 лет за жизнью российского джазового сообщества, привыкли думать о саксофонисте Игоре Бутмане как о «ярком представителе поколения тридцатилетних». Вот только поколение это уже из возраста молодёжного поиска перешло в возраст творческой зрелости, и отмеченное 27 октября 50-летие Бутмана свидетельствует об этом со всей неопровержимостью. «Поколение тридцатилетних» — это теперь поколение молодых солистов оркестра Бутмана (кстати, заметили, что он из «Биг-Бэнда Игоря Бутмана» плавно превратился в «Джаз-оркестр Игоря Бутмана»?).

Игорь Бутман и Виталий Соломонов

То, что Игорь Бутман в последние 10-12 лет стал центральным действующим лицом российской джазовой сцены — несомненно, как несомненно и то, что добился он этого собственным талантом, трудом и потрясающей работоспособностью. Судите сами: собственный джаз-клуб, а в последний год даже два джаз-клуба одновременно; собственный оркестр, собравший лучших солистов джазового мэйнстрима и выступающий, пожалуй, больше и чаще всех джазовых биг-бэндов страны; собственная фирма грамзаписи Butman Music; долгие годы — ведение джазовой телепрограммы на «Культуре» (пока «Джазофрения» существовала); множество медиа-проектов вне джазовой сферы, благодаря чему фамилия Бутман постепенно стала естественной ассоциацией массового российского телезрителя со словом «джаз»; и, наконец, в последние два-три года — активная общественная деятельность. В общем, если в российском джазе есть общеизвестные медиаперсоны, которые при своей известности ещё и играют интересную и эстетически значимую музыку, то во главе их недлинного списка стоит как раз Игорь Бутман. Отмечать 50-летие такому человеку надо в приличном месте, и местом этим оказался бывший Кремлёвский дворец съездов, ныне — Государственный Кремлёвский дворец, самый большой (6000 мест) концертный зал российской столицы.

Джаз-оркестр Игоря Бутмана на сцене Кремлёвского дворца

ДАЛЕЕ: рассказ о юбилейном концерте, множество фото!

Естественно, весь вечер на сцене был оркестр Игоря Бутмана, и оркестр не ударил в грязь лицом, даже при заметной импровизационности некоторых сценарных решений. Оркестру было непросто: с ним постоянно играли специальные гости, вместо штатных барабанщика и басиста (Эдуард Зизак и Виталий Соломонов, соответственно) то и дело включались в игру Билли Кобэм и Крисчен Макбрайд, обычно с данным оркестром, понятное дело, не работающие; и значительная часть времени работы оркестра на сцене ушла на аккомпанемент вокалистам. Тем не менее, оркестр прозвучал, как обычно, весьма достойно, и многие его участники успели показаться как яркие и интересные солисты, даже рядом с приглашёнными звёздами.

Николай Левиновский

Часть времени оркестром дирижировал Николай Левиновский, в последние годы ставший фактически штатным музыкальным директором у Бутмана (хотя живёт при этом по-прежнему в Нью-Йорке).

Значительная часть аранжировок в нынешнем репертуаре бутмановского оркестра написана именно Левиновским, и поэтому закономерно, что он дирижировал, например, собственной оркестровкой музыки Александра Бородина из оперы «Князь Игорь». Интересно, что в прошлом Левиновский был работодателем молодого Бутмана — именно в составе его «Аллегро» молодой тенор-саксофонист много гастролировал по СССР перед своим выездом в США в 1987 г.

Давид Голощёкин

Не забыл Игорь и первого своего бэндлидера, у которого совсем молодым музыкантом играл (ещё на альт-саксофоне) в родном Ленинграде в начале 1980-х — ныне народного артиста России, мультиинструменталиста Давида Голощёкина, который сыграл одну пьесу на флюгельгорне, а во второй, уже с вокалистом Сергеем Мазаевым («Satin Doll»), солировал на скрипке — кстати, Николай Левиновский при этом занял место за роялем, «подвинув» штатного пианиста оркестра Антона Баронина.

Сергей Мазаев

Сергей Мазаев, солист известной поп-рок-группы «Моральный кодекс», 12 лет назад был первым вокалистом биг-бэнда Игоря Бутмана; в какой-то степени оркестр даже создавался именно «под него». Но биг-бэнд вскоре пошёл своим путём, эволюционировав в сторону преимущественно инструментальной музыки (хотя специальные программы с теми или иными вокалистами готовит до сих пор).

Конечно, назвать Мазаева джазовым певцом, в общем-то, нельзя, но прекрасного владения голосом, профессиональной подачи и сценической харизмы у него не отнять.

Сергей Манукян

Был на рубеже 1990-2000-х и короткий момент, когда вокалистом оркестра Бутмана был Сергей Манукян. Это было интересно, но разные эстетические устремления быстро развели Бутмана и Манукяна каждого в сторону собственных проектов, хотя они и сейчас сохраняют добрые творческие отношения. Вот и на юбилейном концерте самый популярный джазовый вокалист России вышел спеть с оркестром, и спел, как обычно, «солнечно» и позитивно (хотя для него всё-таки намного более органично петь, сидя за синтезатором).

Уинтон Марсалис и Игорь Бутман : 50+50

Понятно, что выступления певцов были рассчитаны прежде всего на массовую, внеджазовую аудиторию, которой в шеститысячном зале было предостаточно. Но Бутман не был бы Бутманом, если бы в концерт не были включены номера первоклассных инструменталистов-импровизаторов. Для многих одним из центральных моментов юбилейного концерта стал дуэт, который сыграли контрабасист Крисчен Макбрайд и передвижная цитадель традиционного джаза — трубач Уинтон Марсалис, отпраздновавший собственное 50-летие всего за 9 дней до юбилея Бутмана, 18 октября. Головокружительный бибоп на сверхзвуковых скоростях, который два супермузыканта играли явно безо всякой подготовки, с огромной отдачей и с колоссальным удовольствием, поднял джазовую планку программы на очень большую высоту.

Уинтон Марсалис, Крисчен Макбрайд, Игорь Бутман

И высота эта была ещё раз подтверждена в «A Night In Tunisia»: хотя это и был вокальный номер (один из многих, исполненных на юбилейном концерте Ларисой Долиной, с которой оркестр Бутмана часто гастролирует), центральным её моментом стала импровизационная перекличка двух труб — на одной играл Уинтон Марсалис, а на другой — маститый Рэнди Бреккер. Было забавно наблюдать, как два трубача с мировым признанием и собственным местом в истории джаза старались переиграть друг друга: приятно видеть, что им всё ещё важно это соперничество, несмотря на то, что они давно уже всё всем доказали.

Дуэль Бреккера и Марсалиса: залп первый...

...залп второй!

Программа в целом была хорошо продумана с точки зрения её восприятия массовой аудиторией. Звучали в основном ударные бодрые пьесы, а если уж в ход шли баллады, то непременно известные, которые на слуху у довольно широкой публики (ну, например, Сергей Манукян пел общеизвестную «My Funny Valentine»).

Несколько «вставных» номеров следовали этой тенденции: так, когда на сцену вышел трубач Вадим Эйленкриг, чьи smooth-джазовые записи продвигает лейбл Butman Music, прозвучал наиболее джазовый номер его репертуара — стандарт «The Shadow of Your Smile», в котором, как и в его альбомной версии, удачно оказавшийся под рукой Рэнди Бреккер внезапно… прочитал рэп, надев (видимо, для придания себе более молодёжного имиджа) смешную кепку. Пожалуй, из всех вставных номеров некоторое недоумение вызвало только появление на сцене небольшого детского хора, спевшего в унисон две песенки, но этот момент, видимо, был вызван внемузыкальными причинами — название хора намекает на его связь с одним из спонсоров оркестра, тем самым, стараниями которого оркестранты оказались к юбилею своего лидера одеты в роскошные новые костюмы.

Натали Коул

Финальной частью чрезвычайно продолжительного концерта стало выступление звезды мировой эстрады Натали Коул, в репертуар которой, наряду с популярной музыкой, традиционно входит много джазового материала. И маститая певица не подкачала, показав с оркестром настоящий класс.

Ух!

Вообще в некотором роде жаль, что 50-летие Игоря Бутмана — событие единовременное. Если бы нечто подобное случалось почаще, культурный облик среднестатистического российского слушателя был бы иным. По крайней мере, заманить его на малохудожественные массовые мероприятия было бы сложнее, чем теперь. И дело не только в том, что на сцене в этот вечер собрались крупные, всемирно известные, да практически хрестоматийные джазовые личности, способные перевернуть сознание человека, пребывавшего до сих пор в полном или частичном неведении относительно джаза как такового.

Натали Коул и оркестр Игоря Бутмана

Сегодня для успешной просветительской деятельности недостаточно собрать в одном месте кучу звёзд мировой величины и ждать, что заинтересованные люди сами сбегутся в это место в нужное время. Теперь для этого требуется разрабатывать стратегию и тактику операции по захвату внимания публики в насыщенном информационном пространстве. А потом, когда эта часть операции завершена, нужно суметь выступить медиатором между неподготовленным слушателем и джазовыми звёздами так, чтобы заинтересовать и удержать слушателя, не роняя при этом эстетической планки. И здесь сложность состоит в том, что играть приходится на одном поле с шоу-бизнесом, который в отличие от джаза может позволить себе самые древние, простые и действенные способы воздействия на массовое сознание, практически не затрагивающие мозг. Джазовые же люди вынуждены оперировать здесь в основном иными инструментами — качеством исполнения, умением разрабатывать репертуарную политику, выстроить программу и т.д. Чтобы одерживать победу в таких изначально неравных условиях, требуется недюжинный талант менеджера. И у Игоря Бутмана он есть.

С юбилеем, Игорь!

Оркестр Игоря Бутмана