Привет! Вы находитесь на странице, полностью посвященной одной-единственной песне - "I WILL SURVIVE". Песня появилась после того, как в 1978 году Глория попала в тяжелейшую автокатастрофу и провела долгое время в больнице. Врачи сомневались в том, что она вернется на сцену. Именно тогда Глория впервые серьезно обратилась к Богу. Произошло чудо – певица не только выздоровела, но и ее песня-исповедание стала одним из величайших хитов всехнародов. I Will Survive была переведена более чем на 20 языков мира, в том числе и на арабский. В 1980-м за эту песню Глория Гейнор получает Грэмми в номинации «Лучшая диско-запись года». За прошедшие более чем 25 лет была множество раз перезаписана прежде всего самой Глорией Гейнор, а также другими исполнителями от Дитера Болена, Дайаны Росс и Ларисы Долиной до альтернативной группы Cake и рэпера Снуп Доги Дога. В 2000 году эксперты влиятельного музыкального канала VH1 поставили "I Will Survive" на первое место в списке лучших танцевальных песен ХХ столетия. Киноиндустрия продолжает помещать "I Will Survive" на звуковые трэки более пол-дюжины известных художественных картин, среди которых фильм "Men in Black II" (Мужчины в чёрном-2).

Челябинск: мгновения красоты — «Джаз + Классика»

10.08.2012
Наталья Риккер, Челябинск Фото: Евгения Маркова

«Джаз + Классика» — так назвал свою новую программу челябинский джазовый ансамбль «Уральский Диксиленд» народного артиста РФ Игоря Бурко. По большому счёту, это определение старейший джазовый состав Южного Урала мог бы давать каждому своему выступлению, так как нынешний репертуар его построен, главным образом, на раритетных пьесах золотого века джаза. И новейшие «пополнения» имеют ту же вековую «выдержку». Принципиально оставаясь в пределах архаичной стилистики, музыкальных прорывов коллектив давно не делает, предпочитая радовать своего преданного слушателя жанровыми изысками.

«Уральский Диксиленд» и камерный оркестр «Классика»

Для организации и проведения концерта «Джаз + Классика» привлекли сторонников противоположного музыкального «лагеря» — камерный оркестр «Классика» под управлением заслуженного артиста РФ Адика Абдурахманова. И если в этом знаковом для челябинской филармонии тандеме диксиленд Бурко символизирует традиционную ветвь уральского джаза, то оркестр Абдурахманова — один из самых заметных составов академического направления.

В их репертуаре — практически весь массив классической симфонической музыки.

Игорь Бурко

Союз «джаза» и «классики», как можно догадаться, обещал эксперименты в симфо-джазовом ключе. Затея вовсе не нова: эти два оркестра неоднократно встречались на одной сцене для того, чтобы с симфонической патетикой исполнить что-то джазовое. «Что-то», как правило, готовилось к открытию Челябинского международного джазового фестиваля «Какой удивительный мир!». Единожды исполнялось, даруя мероприятию дух торжественности, и оставалось пылиться на дальних полках нотных шкафов. И вот всё это, годами взлелеянное, Игорь Бурко и Адик Абдурахманов решили соединить в самостоятельную концертную программу. Её представление в зале им.Прокофьева наметили на 6 декабря. Избалованный частыми джазовыми гостями филармонический слушатель это явление всё же заметил, и зал почти заполнил. Почти. На большее организаторы концертов сейчас не рассчитывают: у местной аудитории слишком большой спектр предложений, куда направиться вечером. В городе один за другим появляются клубы, где вживую звучит джаз и рок. Ежедневно крупные сценические площадки предлагают на выбор эстрадные, классические, джазовые и рок-концерты.

Адик Абдурахманов

Однако интересна не столько статистика (хотя если бы публика концерт проигнорировала, было бы обидно), сколько аспект сущностный, а именно: какая из составляющих — джаз или классика — оказалась более привлекательной для слушателей? На мой субъективный взгляд, бОльшие магнетические свойства были у классики. Такой вывод я (будучи ведущей концерта) сделала, глядя на реакцию зала, более сдержанную, чем на джазовых выступлениях, глядя на лица, совершенно новые для постоянных посетителей джазового абонемента. ДАЛЕЕ: как прошёл концерт, кто и что играл, ФОТО

История гласит, что симфоджазовая музыка была придумана как своего рода компромисс между «строго-интеллигентным» классическим искусством и «вульгарным» джазом. Программа «Уральского Диксиленда» и оркестра «Классика» была выстроена практически по тому же принципу, но с существенной поправкой на то, что отношение к джазу теперь в корне переменилось. И хоть Адик Абдурахманов шутил, что для его оркестра это был «концерт в джинсах», известно, что джаз ныне всё больше представляется массовому слушателю как эстетствующее филармоническое искусство. Для сохранения паритета в общем звучании бэндлидеры поделили репертуар на три условных части: 1) произведения, оркестрованные для сводного состава, 2) джазовые стандарты в исполнении ансамбля Бурко и 3) собственно популярная классика от камерного оркестра. Всё это перетасовали в свободном порядке, за счёт чего в программе — от постоянной смены составов — появилась динамика. Не случайно самым частым слушательским отзывом, услышанном мною потом о концерте, стала ремарка «как на одном дыхании!» Безусловно, самой интересной видится часть первая, сводная. Большинство аранжировок для оркестра написал тромбонист «Уральского Диксиленда» Наиль Загидуллин. Все суть хрестоматия эстрадно-джазовой музыки первой половины XX века. В теме Дюка Эллингтона «I Let A Song Go Out From My Heart» мощь своего голоса удалось показать вокалистке диксиленда Кристине Рыжковской. Кажется, это и было основной задачей номера.

«Уральский Диксиленд», камерный оркестр «Классика» и Кристина Рыжковская

Вокальные произведения, кстати, вообще шли с численным перевесом. И даже песня Никиты Богословского «Три года ты мне снилась», хоть и прозвучала в инструментальной версии, но основную партию в ней буквально спел тромбон Загидуллина. Спел так, что зал растроганно полез за носовыми платочками, дабы смахнуть накатившую от чувств слезу. В более свежей трактовке исполнили песню Хоуги Кармайкла «Georgia On My Mind»: солистом симфо-джазового состава стал самый юный участник концерта, 9-летний Эдик Риккер.

Эдик Риккер и Адик Абдурахманов

Не успев сполна умилиться детскому пению, зал уже восторгался «золотыми девочками» — женским вокальным ансамблем DV Show. «Золотыми» не только в прямом, но и переносном смысле: вряд ли коллеги по достоинству оценили бы их экстравагантные костюмы, если бы к ним не «прилагалось» умение грамотно и с блеском исполнить любую песню. На сей раз квартет избрал шуточный репертуар — калипсо сестёр Эндрюс «Rum & Coca-Cola» и еврейскую тему «Bei Mir Bist Du Schon», когда-то прославленную в СССР Леонидом Утёсовым (под названием «Барон фон дер Пшик»).

DV Show

Венчала сводную программу обязательная почти для любого выступления «Уральского Диксиленда» тема Ирвина Берлина «Puttin` On The Ritz». Привычно повеселившись на тему созвучности английского слова putting фамилии российского премьера, публика долго не хотела принять тот факт, что это и есть финал концерта. Однако музыканты предпочли не бисировать, памятуя о чеховском принципе «краткость — сестра таланта».

Валерий Сундарев

Вплетённые в этот воздушный симфоджазовый контекст знакомые темы «Уральского Диксиленда» («All Of Me», «It`s Only A Paper Moon», «After You`ve Gone» и проч.) и поп-классика от, простите за тавтологию, «Классики» («Гроза» Вивальди, «Венгерский танец № 5» Брамса, «The Entertainer» Скотта Джоплина и др.) приятно разнообразили общее звучание. А обилие вокальных номеров, исполненных, в основном, Кристиной Рыжковской и гитаристом диксиленда Валерием Сундаревым, придало ещё больший налёт той самой интеллигентной эстрадности, который свойственен симфоджазовым программам. Вряд ли обладатели искушенного музыкального вкуса в этот вечер делали для себя революционные открытия. Выбранный оркестрами стиль архаичен, и исполняемые ими темы меломанам давно и детально известны… Впрочем, если по какой-то причине они до сей поры не слышали хотя бы один из перечисленных коллективов, значит, вечер не прошёл даром. А организаторы вечера задачу сказать новое слово в музыке явно не ставили. Амплуа реформаторов — не их. Им превосходно удалось другое: ублажить слух своих поклонников аутентичным звуком горячего новоорлеанского джаза, увлечь за стройным «полётом» одной из лучших камерных скрипичных групп страны. Не желая никого не удивить, Бурко и Абдурахманов творили мгновения красоты, воплощая их с помощью богатой и яркой «палитры» симфоджазового оркестра.