Привет! Вы находитесь на странице, полностью посвященной одной-единственной песне - "I WILL SURVIVE". Песня появилась после того, как в 1978 году Глория попала в тяжелейшую автокатастрофу и провела долгое время в больнице. Врачи сомневались в том, что она вернется на сцену. Именно тогда Глория впервые серьезно обратилась к Богу. Произошло чудо – певица не только выздоровела, но и ее песня-исповедание стала одним из величайших хитов всехнародов. I Will Survive была переведена более чем на 20 языков мира, в том числе и на арабский. В 1980-м за эту песню Глория Гейнор получает Грэмми в номинации «Лучшая диско-запись года». За прошедшие более чем 25 лет была множество раз перезаписана прежде всего самой Глорией Гейнор, а также другими исполнителями от Дитера Болена, Дайаны Росс и Ларисы Долиной до альтернативной группы Cake и рэпера Снуп Доги Дога. В 2000 году эксперты влиятельного музыкального канала VH1 поставили "I Will Survive" на первое место в списке лучших танцевальных песен ХХ столетия. Киноиндустрия продолжает помещать "I Will Survive" на звуковые трэки более пол-дюжины известных художественных картин, среди которых фильм "Men in Black II" (Мужчины в чёрном-2).

Челябинский саксофонист Алексей Тимшин умер в Таиланде

24.07.2012
Наталья Риккер, Челябинск Фото: Алексей Гольянов

1 ноября в Таиланде скоропостижно скончался российский джазовый музыкант — саксофонист Алексей Тимшин. Джазмен с международной пропиской — так о нём стоило бы написать в музыкальных справочниках: почти два десятка лет Алексей жил и работал в Таиланде, удачно вписавшись в местную музыкальную среду, регулярно получая лестные предложения от клубов Бангкока и Паттайи, собирая там интернациональные составы. Но для джазового сообщества малой родины — Челябинска — он остался своим, родным, близким и нужным. Солистом, которого в Челябинске всегда ждали лучшие ансамбли и оркестры.

Алексей Тимшин

Алексей Михайлович Тимшин, или как звали его друзья и коллеги, Лёша Тимшин родился в 1956 году в закрытом городе Озёрск Челябинской области, первенце советской атомной промышленности. Именно здесь он узнал, что такое джаз, и полюбил эту музыку всем сердцем.

Его первым ментором стал местный энтузиаст джаза, руководитель эстрадного оркестра Дворца культуры «Маяк» Виктор Михайлович Завьялов. Параллельно урокам Завьялова, который учил молодое дарование игре на саксофоне, Алексей, как и многие меломаны брежневской эпохи, жадно слушал «Голос Америки», мечтая оказаться на концерте своих кумиров Бена Уэбстера, Стэна Гетца, Коулмана Хокинса. Впрочем, ещё больше хотелось играть — увлекать слушателя в невероятные лабиринты стремительных пассажей, парить вместе с ним в горних высях чистых эмоций проникновенных баллад.

Начинающий музыкант Тимшин был интересен и самостоятелен в своих соло настолько, что его, студента Челябинского музыкального училища им. П.И.Чайковского, заметили и приняли джазовые мэтры Станислав Бережнов и Олег Тергалинский. В составе их оркестра в 1975 году Алексей дебютировал на всесоюзной сцене, солируя в биг-бэнде ДК «Полёт» на фестивале «Янтарная труба» в Каунасе. Им ещё не раз рукоплескали: на фестивалях в Новосибирске, Фергане, Ташкенте в 77-м. И в Челябинске для Тимшина всегда находились отличные партнёры по сцене, единомышленники, амбиции и талант которых смотрели куда дальше привычных ресторанных подмостков и эстрадного репертуара. В 80-е он сотрудничает с ансамблем трубача Игоря Бурко «Уральский диксиленд», и горячие ритмы традиционного джаза в исполнении их духовой группы приводят в восторг публику на фестивале в Потсдаме (ГДР). Столь же любопытным полем для самовыражения саксофонисту кажется джаз-рок. Несколько лет он играет в ансамбле «Сплав» пианиста и композитора Владимира Батракова. Их коллектив уверенно заявляет о себе на всероссийской сцене, став дипломантом Фестиваля советской песни в Сочи в 1986 году. Жадный до оригинальных творческих идей, Тимшин легко откликается на всё новое. В постперестроечную эпоху вместе с ансамблем флейтиста и композитора Георгия Анохина он экспериментирует в направлении современной импровизационной музыки, только успевая выезжать на очередной российский джазовый фестиваль. ДАЛЕЕ: продолжение биографии Алексея Тимшина, АУДИО

Улыбчивый, весёлый, для своих друзей он был лучистым человеком, удивительно соединявшим несоединимые качества. Виртуозно владея исконным русским площадным словом, он умел быть необыкновенно галантным и заботливым. Скромный и непритязательный в быту, на сцене он преображался в элегантного и харизматичного джазмена. Он не разбрасывал комплиментов, но умел окружить любовью и дружеским вниманием.

Алексей Тимшин (слева) с «Уральским диксилендом»

Лёше всегда хотелось солнца. Думаю, что это одна из причин, из-за которой он в 1992-м уехал в Таиланд и задержался там на многие годы, перевёз к себе дочь. Вряд ли когда-либо его посещал эмигрантский комплекс одиночества. Он и там, за тысячами вёрст, был нужен. Ежедневно играл с тайцами, филиппинцами, европейцами, американцами, словом, с теми, кто говорил на том же музыкальном языке, на языке джаза. В маленьких клубах и на больших концертных площадках — например, на фестивале, посвящённом Дню рождения короля Рамы IХ.

Я хорошо помню тот восторженный шелест, который пронёсся среди челябинских музыкантов в 2001 году: «Тимшин вернулся!» И одно из его первых появлений на местной сцене — на джем-сешне в клубе с историческим названием Cotton Club — было проникнуто ощущением радости. Кажется, собрались все, и всем хотелось сыграть с ним, пожать ему руку, обнять. Тени сомнения не было у Игоря Бурко, только что приехавшего со своим коллективом из длительных гастролей по Европе, когда он пригласил Алексея Тимшина. На лаврах международной славы «Уральский диксиленд» становится двигателем джазовой жизни города: организует масштабный фестиваль, даёт невероятное количество концертов, колесит по стране, регулярно заезжая в Москву и Питер. Вихрем ярких красок, настроений и чувств сквозь череду выступлений проносится игра Тимшина. Алексей Тимшин — это «брэнд», подтверждающий высокий класс и профессионализм состава, будь то квартет Валерия Сундарева или биг-бэнд Станислава Бережнова.

Алексей Тимшин на уличном параде в рамках Челябинского фестиваля

У Лёши не было почётных званий, на лацканах его смокинга светились разве что памятные значки фестивалей. Впрочем, ему и это было не нужно. Он легко мог перевернуть страницу и снова уехать, чтобы в красном закатном солнце слушать плеск волн Южно-Китайского моря. Там он был счастлив. Там с ним были дочь и два внука, ворох пластинок с записями любимых саксофонистов, работа… Быть может, не было друзей, с которыми можно часами обсуждать соло Декстера Гордона… Но ведь от этого слаще редкие встречи в Челябинске.

Последний раз мы виделись с Алексеем «Лёшей» Тимшиным 17 октября. Приехав по делам семьи в Россию, он пришёл на концерт ансамбля «Уральский диксиленд» в челябинской филармонии. «Мы с тобой уж не увидимся больше, давай попрощаемся», — обратился он ко мне, имея в виду скорый отъезд назад, в Таиланд. А спустя две недели его не стало…

— Люди, как тонкие ниточки, — сказал мой 10-летний сын, когда узнал, что доброго дяди Лёши больше нет. Детская метафора оказалась точной: они тонкие ниточки, которые крепко привязывают к нашему сердцу «любовь», «дружбу», «музыку», образы тех, кого уже не будет рядом…

АУДИО: Записи из альбома Алексея Тимшина «A.Тимшин + (just) Friends», 2009 Алексей Тимшин — тенор-саксофон, Валерий Сундарев — гитара, Стас Бернштейн — контрабас, Игорь Борискин — барабаны Пьеса Валерия Сундарева «4 p. m.»

Download audio file (timshin-4pm.mp3)

Пьеса Валерия Сундарева «Old News»

Download audio file (timshin-oldnews.mp3)

Запись из альбома «Monk» Ансамбля Георгия Анохина «L-band» Пьеса Георгия Анохина «Солнечные письма»

Download audio file (anohin-sunnyletters.mp3)

Георгий Анохин — флейта, Алексей Тимшин — тенор-саксофон, Юрий Чернышёв — гитара, Владимир Риккер — бас-гитара, Борис Савин — перкуссия, Виктор Риккер — барабаны