Привет! Вы находитесь на странице, полностью посвященной одной-единственной песне - "I WILL SURVIVE". Песня появилась после того, как в 1978 году Глория попала в тяжелейшую автокатастрофу и провела долгое время в больнице. Врачи сомневались в том, что она вернется на сцену. Именно тогда Глория впервые серьезно обратилась к Богу. Произошло чудо – певица не только выздоровела, но и ее песня-исповедание стала одним из величайших хитов всехнародов. I Will Survive была переведена более чем на 20 языков мира, в том числе и на арабский. В 1980-м за эту песню Глория Гейнор получает Грэмми в номинации «Лучшая диско-запись года». За прошедшие более чем 25 лет была множество раз перезаписана прежде всего самой Глорией Гейнор, а также другими исполнителями от Дитера Болена, Дайаны Росс и Ларисы Долиной до альтернативной группы Cake и рэпера Снуп Доги Дога. В 2000 году эксперты влиятельного музыкального канала VH1 поставили "I Will Survive" на первое место в списке лучших танцевальных песен ХХ столетия. Киноиндустрия продолжает помещать "I Will Survive" на звуковые трэки более пол-дюжины известных художественных картин, среди которых фильм "Men in Black II" (Мужчины в чёрном-2).

Джаз в Одессе, 11-я серия: и как вам это нравится?

30.07.2012
Ольга Кизлова, Киев Фото: Сергей Гевелюк, Одесса

В последний уикенд сентября в Одессе проходил 11-й джазовый фестиваль. В этом году он сменил бренд, превратившись из «Джаз-Карнавала» в Оdessa Jazz Fest. Поменялся и его руководитель: на место Михаила Фрейдлина, близкого кругам предыдущей городской администрации, встало второе лицо прежнего оргкомитета — пианист Юрий Кузнецов, получивший титул «президента».

Одесситы слушали фестиваль в Украинском театре им.В.Василько три дня — девять коллективов, по три сета за вечер.

Впрочем, слово «сет» почему-то в Одессе не известно, а простое трио называется термином «combo», предполагающим 5-8 участников. В эти же дни по традиции параллельно проходил джазовый фестиваль в Виннице. Большинство артистов отработали на обеих украинских сценах, а трио польского пианиста Артура Дуткевича сначала ещё и отыграло программу в киевском Доме Художника.

Artur Dutkiewicz

Открыл одесский фестиваль муниципальный биг-бэнд подмосковного Сергиева Посада п/у Владислава Кадерского. Играли, по-советски прямодушно как бы «свингуя», вкрапляя немудреные выученные «импровизации». Солистка оркестра Светлана Артемьева исполнила четыре стандарта. Сначала держалась робко, а затем, сменив туалет, осмелела и запела мило и живо. Неплохи были молодые сопрано-саксофонист, трубач и тромбонист. Но главным украшением стал очень музыкальный и техничный барабанщик, аспирант Московской консерватории Адель Сабирьянов, уже известный в украинской столице как участник небольших составов. Талантливый молодой музыкант буквально «цементировал» разноголосицу старших коллег.

Россиян сменило трио трубача Фабьена Мари. Типично французская эстетика: мягко, спокойно, очень тонко, лирично и с большим вкусом. Великолепный звук, изысканность, идеальная интонация… Браво! ДАЛЕЕ: продолжение репортажа, много фото!

Подвел итог первого вечера «чёрный» квартет из США. Большой тур мастеров мэйнстрима организован посольствами США в Украине и России. Бэндлидер Абрахам Бёртон Украину посетил впервые, хотя играл три года назад на российских площадках. Нынче музыканты исполнили собственную авторскую музыку в Ростове-на-Дону, Коктебеле, Одессе и Виннице. Экзотическая «перчинка» биографии их лидера — молодое увлечение рэпом, брейкдансом и r’n’b. Среди прежних партнеров Бёртона — заметные фигуры американского джаза, вроде барабанщика Арта Тейлора. А в корзине его альбомов — записи на ENJA и Polуgram. Джазмен выразительно-горячо играет на сопрано- и тенор-саксофоне, выступление его квартета замешано на американском напоре и насыщено мощным драйвом. Играли добросовестно-долго, около полутора часов, с приветливым спокойным удовольствием. И на следующий день дали клубный концерт в одесском Jazzy Bazzy на Успенской.

Abraham Burton

Второй вечер открыло немецкое трио Drei Im Roten, в котором участвуют саксофонист Райнер Витцель с партнёрами. Название группы образовано от известного кинотриллера 70-х «В красном круге». Немцы много говорили, объясняя содержание своих незамысловатых композиций, имеющих программную основу. Были в них и лающие в порту бродячие собаки, и «Забриски-пойнт», и фрагмент из Чарли Паркера, и ирландская джига… Довольно ловко в последнюю пьесу вписался пианист Юрий Кузнецов. Вместе с немецкими артистами он, глядя в стоявшую на рояле крупно написанную и отлично видную из партера аккордовую схему, сыграл композицию «Волга». Ее каждый слушатель мог интерпретировать на свой лад: то ли разгром Паулюса под Сталинградом, то ли комедия Александрова? Во всяком случае, кабинетный белый антикварный A.Proksch под твердой рукой одессита вздрагивал, как испуганный боевой скакун.

Далее пошли японцы. Квартет пианистки Юко Окамото играет чистый лаундж — некий гламурно-сладостный «сироп» для слушанья за чашкой чая с пирожным. В это малояпонское и малоджазовое музицирование тоже на удивление сдержанно и органично влился президент фестиваля.

Завершил концерт мощный септет Бернара Струбера (Франция). Музыкант играл на электрогитаре. Но за день до этого он выступил как органист в одесской Евангельской реформаторской пресвитерианской церкви на улице Пастера. А вообще Струбер прибыл в Одессу в третий раз. Он считает себя самоучкой и на гитаре, и как органист. Однако дай Бог всем так играть после консерватории, как он научился самостоятельно. Его проект Jazztett на этот раз был построен на переосмыслении музыки знаменитого рок-гитариста Фрэнка Заппы. Хрестоматийную «The Black Page» французы играли напористо и эффектно, ловко смешивая фанк, фри-джаз и рок. И так же ловко бэндлидер дирижировал коллегами с помощью своей ярко-красной гитары.

Заключительный день фестиваля, к сожалению, начался с тех же слов, шуток и даже жестов, что и два первых. Что ж, организаторов, отдававших дань вежливой благодарности всем, поддержавшим фестиваль, можно понять. Но публика нетерпеливо ждала музыку.

Artur Dutkiewicz

Первыми отлично сыграли польские артисты. Известному пианисту Артуру Дуткевичу 53 года. Он — прекрасный интерпретатор самой разной стилистики, от Шопена до Джими Хендрикса, которому посвящен данный проект, основанный на альбоме 2010 года «Hendrix Piano». Сет поляков был очень коротким, но тем большее удовольствие получила публика, насладившаяся абсолютно сыгранным «рубато» (свободное отклонение от темпа — О.К.) пианиста и его партнеров. А напевность, мелодичность, столь характерные всей польской инструментальной музыке, вовсе не вступили в противоречие с великолепным ритмическим чутьем лидера. Дуткевич много не говорил, лишь стандартно пошутил об отсутствии в его группе «Manic Depression», обыграв название песни Хендрикса, и с энтузиазмом взялся за дело. Его великолепная правая рука несколько превосходит левую в своей многофункциональности. Она сочетала непростую аккордовую основу с поддержкой сложного, пульсирующего, постоянно меняющегося ритма и изобретением выразительных мелодических узоров. В них польский музыкант соединил гитарные переборы Хендрикса и славянскую напевность собственной мелодики. Зал то замирал, затаив вздох, то оживлялся и прихлопывал, наслаждаясь блюзовыми раскачкачками и напористыми риффами.

Rudy Berger, Fabiano Chagas

Ради следующего сета стоило ехать не только в Одессу, но и в иные, более отдаленные места… Вначале вышел молодой, улыбчивый бразильеро — Фабиано Чагас. Он чистенько сыграл и приятно спел беспроигрышно подкупающий публику «віночoк популярних бразильських пісень». Затем появился несколько нескладной наружности скрипач… И тут произошло чудо. Сначала зал насторожился: музыкант как бы «наощупь» наиграл парочку простых танцевальных напевов из репертуара уличных скрипачей… Позади меня одесситы, принявшие его «за своего» стали громко подбадривать: мол, давай «Хава нагилу»!. Но затем он очень быстро и совершенно незаметно «перетянул одеяло на себя», полностью подчинив внимание и даже дыхание слушателей. Думать не хотелось, хотелось просто не выходить из транса, сомнамбулического оцепенения, оставаться во власти этого человека со скрипкой в руках.. Одессу и всю Украину впервые осчастливил знаменитый австрийский джазовый скрипач Руди Бергер — один из основателей Vienna Art Orchestra! Музыкант родился 56 лет назад в Вене, там же получил образование в консерватории. В Нью-Йорке Бергер сотрудничал с великими: Адамом Нуссбаумом, Астором Пьяццоллой, Виктором Бэйли, Майком Форманеком… Потом — Рио-де-Жанейро и увлечение бразильской музыкой. Бергер участвовал в записи более 300 дисков, он, как говорят, самый записываемый джазовый скрипач.

Rudy Berger

Играя, музыкант порой выглядел почти смешно: жутко кривил лицо, комично поджимал, как аист, ноги, вставал на цыпочки и тянулся всем телом вверх на высоких нотах, втягивал голову в высоко поднятые плечи, глупо вилял бедрами и тихонько неловко подпрыгивал. Это была смесь комического и трагического, полное отрешение от внешнего мира, абсолютное безразличие к собственному внешнему образу. У слушателей такое сценическое поведение, сопровождавшее очень тонкие и разнообразные в стилевом плане импровизации, вызвало полное проникновение, погружение в музыку. Оно не смешило, зал испытал катарсис. Подчинение артиста музыкальному чувству, инстинкту, вызывающему ответные душевные «вибрации», делают искусство Руди Бергера непередаваемо привлекательным, прекрасным. Он растворяется в звуках и покоряет слушателей тонким мастерством, заставляет забыть о реальности, отдаться во власть страстного сопереживания и проникновения в суть… Потрясающий талант, блестящий артист! За кулисами мы поговорили с Руди Бергером о его педагогическом «прадедушке» — великом скрипаче и педагоге Отакаре Шевчике, школа которого все еще жива в его творческих наследниках. О замечательной скрипачке-одесситке, профессоре Венской Академии Доре Шварцберг, которой оба восхищались. Со слов Руди, его искусство вытекает из полученной академической подготовки, проникновения в бытовые популярные жанры и джаз, песен The Beatles, стиля буги-вуги, увлечения бразильской народной музыкой и блюзом, соул и госпел… Сотрудничают Бергер и Фабиано Чагас всего шесть месяцев. Их отношения — это полное взаимопонимание, человеческое и творческое. По мнению Руди, Нью-Йорк — это сплошной джаз, традиционный и современный. Но, встретившись с бразильской музыкой, Бергер откорректировал собственный стиль, соединив бразильские мотивы с соул, джазом и блюзом. Его искусство — это отражение собственного жизненного опыта. У него есть свой небольшой состав из пяти музыкантов, с которыми он записывает в Бразилии много музыки. Скрипач сказал, что ничего не делает специально, от ума, а всё, что с ним происходит на сцене, возникает инстинктивно. И что раньше, играя, он даже танцевал, а теперь научился немного сдерживаться. В Украине австриец впервые, в России не был, дважды играл в Риге, но это не в счёт (смеётся). Скрипач полюбил украинский гопак, считает, что здесь живут хорошие люди, а наша публика — замечательная (то же об одесских зрителях говорил в кулуарах Дуткевич), и он хочет вернуться к нам еще не раз…

После этого разговора я побежала слушать последний сет в зал. Играл 35-летний одесский пианист Алексей Петухов — по совместительству второй дирижёр биг-бэнда Одесского музучилища, молодой композитор и просто талантливый музыкант. Я с удовольствием слушала его около месяца назад на фестивале в Коктебеле. Одесситы тогда были в ударе и великолепно аккомпанировали неподражаемой Чанде Рул… Теперь тоже старались, играли ярко, с драйвом (Петухова поддерживали контрабасист Валерий Бурымченко и барабанщик Олег Покутый). После концерта состоялся джем-сешн с участием студентов джазового отделения училища и певицы Татьяны Боевой. Но у меня не было возможности их послушать. Жаль. Джаза много не бывает!