Привет! Вы находитесь на странице, полностью посвященной одной-единственной песне - "I WILL SURVIVE". Песня появилась после того, как в 1978 году Глория попала в тяжелейшую автокатастрофу и провела долгое время в больнице. Врачи сомневались в том, что она вернется на сцену. Именно тогда Глория впервые серьезно обратилась к Богу. Произошло чудо – певица не только выздоровела, но и ее песня-исповедание стала одним из величайших хитов всехнародов. I Will Survive была переведена более чем на 20 языков мира, в том числе и на арабский. В 1980-м за эту песню Глория Гейнор получает Грэмми в номинации «Лучшая диско-запись года». За прошедшие более чем 25 лет была множество раз перезаписана прежде всего самой Глорией Гейнор, а также другими исполнителями от Дитера Болена, Дайаны Росс и Ларисы Долиной до альтернативной группы Cake и рэпера Снуп Доги Дога. В 2000 году эксперты влиятельного музыкального канала VH1 поставили "I Will Survive" на первое место в списке лучших танцевальных песен ХХ столетия. Киноиндустрия продолжает помещать "I Will Survive" на звуковые трэки более пол-дюжины известных художественных картин, среди которых фильм "Men in Black II" (Мужчины в чёрном-2).

Джазовый фестиваль в Челябинске настолько традиционен, что!..

20.10.2012
Наталья Риккер, Челябинск Фото: Евгения Маркова

В начале июня в Челябинске состоялся международный джазовый фестиваль «Какой удивительный мир!». Именуя форум, организаторы неизменно употребляют эпитет «традиционный», имея в виду несколько смыслов: регулярность события (фестиваль не проводился только в 2009 и 2010 гг. — по экономическим причинам), постоянство в выборе площадок (лучшие концертные залы города плюс пешеходная часть улицы Кирова), популярную стилистическую направленность программы (на этом фестивале вы едва ли услышите что-то выбивающееся за пределы понятия «джазовый мэйнстрим») и, наконец, наличие гостей, которые с годами уже превратились в символы этого праздника.

Уральский Диксиленд Игоря Бурко

Если предположить внезапное отсутствие в программе фестиваля народного артиста России Давида Голощёкина, ансамбля Moscow Ragtime Band, Владимира Борисовича Фейертага в качестве ведущего концертов и некоторых других столичных джазовых персон, то у челябинской публики это вызовет недоумение и чувство утраты эстетического и психологического комфорта, который даёт узнавание знакомой пьесы, знакомого артиста, знакомой интонации. Посему, принципиально не рискуя, директор фестиваля народный артист России Игорь Бурко следует проверенным «лекалам» проведения форума.

Неизменной осталась и проблема (стеснённость в финансах) и способ ёе разрешения — кипучий энтузиазм Бурко и его команды, заразительный для всех. Мотив для того, чтобы действовать, был весомый: в этом году музыкальная общественность страны и региона отмечает крупные даты — 90-летие российского джаза и 80-летие джаза челябинского. Точки отсчёта известны: создание первого «эксцентрического джаз-банда» Валентином Парнахом в Москве в 1922 году, появление первого джаз-оркестра в Челябинске в 1932 году. Его собрал скрипач Анатолий Хайкин при ресторане «Гигант», который открыли как место досуга трудящихся на великой промышленной стройке Страны Советов — Челябинского тракторного завода (того самого «гиганта»).

Биг-бэнд Станислава Бережнова и Константин Корчагин

Фестиваль привычно занял первый летний уик-энд. Это тоже традиция, помня о которой организаторы постоянно опасаются капризов погоды, ведь существенная часть форума проходит на открытом воздухе. Однако небесная канцелярия явно благоприятствовала джазовому празднику: в городе настала почти тропическая жара, а небо не омрачилось ни единым облачком. Единственный аксессуар, который был необходим публике, пришедшей на Торжественное открытие фестиваля — веер. Строители челябинского Театра оперы и балета им. М.И.Глинки наличие кондиционеров или хотя бы продуманной системы проветривания в далёком 1955 году явно не предполагали. Однако, как отмечают все наши джазовые гости, южноуральский слушатель стоически переносит любые неудобства: духоту, отсутствие мест в зале и, как следствие, возможность слушать концерты, сидя на ступеньках или в оркестровой яме и, главное, феноменальную продолжительность концертов — 4-5-6 часов подряд! ДАЛЕЕ: продолжение репортажа, много фото, ВИДЕО!

Главное джазовое событие года на сей раз обошлось без долгого официоза: местные чиновники от культуры на мероприятии не появились. Старт фестивалю дал его директор Игорь Бурко, не преминувший сказать о том, что в этом году организовать мероприятие было особенно сложно, однако любимые челябинцами персоны джаза фестиваль поддержали. Пожалуй, это была единственная минорная нота в настроении всех концертов, потому что далее целых два дня продолжался истинный праздник джазового искусства. Скромный бюджет фестиваля сориентировал приглашающую сторону на российских артистов, значительная часть которых приехала из близлежащих регионов. И самыми громкими именами оказались имена московских и петербургских музыкантов: ансамбль Moscow Ragtime Band, Давид Голощёкин, группа Lera Gehner — Alexey Popov Project. Статус международного фестивалю придало участие группы The Mamou Playboys аккордеониста из Луизианы Стива Райли. Как справедливо однажды заметил Кирилл Мошков (говоря о другом фестивале — «Джазовая провинция» в Курске), «столица столицей, но вне её на джазовой карте России — не пустыня». И только в джазе возможен такой поворот событий, — говорил со сцены Владимир Фейертаг, — когда для того, чтобы поиграть вместе, специально съезжаются музыканты из городов российской периферии. Для академической или эстрадной музыки это почти нонсенс».

Уральский Диксиленд и оркестр Классика

Зачин у фестиваля неизменно торжественный, симфоджазовый: мелодию театрального звонка — специально записанную «What A Wonderful World» — продолжил в полный голос сводный ансамбль из нескольких местных коллективов: «Уральского диксиленда Игоря Бурко», камерного оркестра «Классика» под управлением Адика Абдурахманова и Хора Южно-Уральского государственного института искусств им. П. И. Чайковского. В череде традиционных эстрадно-джазовых тем хор сменяли солисты, в числе которых появился и один из старейших участников «Уральского диксиленда» кларнетист Вячеслав Шашков с классической пьесой Сиднея Беше «Le Petit Fleur».

Вячеслав Шашков

Бурко явно хотелось сделать поклон в сторону исторических персон челябинского джаза. Следом за программой «Диксиленда» и «Классики» для чествования на сцену пригласили пианистку и педагога Светлану Иванову, которая стояла у истоков современного челябинского джаза. С этим же сводным ансамблем выступил как солист Давид Голощёкин, сорвавший только одним своим появлением на сцене шквал оваций.

Ностальгические настроения отнюдь не преобладали, что показала дальнейшая программа концерта. Пианист Константин Щеглов со своим квартетом «Лимонное дерево» принципиально исполняет только авторскую музыку, которая балансирует на грани смут-джаза и джаза-рока. Открыт экспериментам в области современной джазовой музыки и ансамбль «Уфа» певицы Ирины Остин. И даже группа челябинского гитариста Михаила Филиппова «Странствующее озеро», сконцентрировавшая ныне свой творческий интерес на раритетном стиле джаз-мануш, придуманным ещё в 30-е гг. Джанго Райнхардтом и Стефаном Граппелли, слушалась также свежо: цыганский свинг в моде.

Кажется, специально для выступлений на фестивалях собрался секстет UralSib Jazz Project. Владимир Фейертаг шутя заметил: «название группы похоже на название банка». Но это весьма сильный состав молодых музыкантов: саксофониста Павла Скорнякова и барабанщика Антона Антонова (оба из Уфы), гитариста Андрея Злояна и бас-гитариста Антона Карабута (оба из Тюмени), пианистки Юлии Перминовой (Екатеринбург) и перкуссиониста Игоря Борискина (Челябинск).

Ольга Головина

При всём уважении к талантам этих музыкантов отмечу, что центром всеобщего внимания в первом отделении стала екатеринбургская певица Ольга Головина, выступавшая с трио пианиста Дениса Галушко. Обладая сильным голосом с необъятным диапазоном и будучи очень эмоциональной исполнительницей, Головина может искромётно спеть даже телефонный справочник. На своей постоянной площадке в екатеринбургском джаз-клубе EverJazz она поёт и традицию, и ритм-н-блюзовые композиции, свободно импровизирует. На челябинском фестивале Ольга с Денисом неожиданно начали с народной песни, которая обросла кружевом скэта, вкраплениями фортепианных соло, частично исполненных Денисом Галушко на открытых рояльных струнах. Со всей очевидностью можно утверждать: у челябинских поклонников джаза появились новые любимцы.

Moscow Ragtime Band

К их числу явно относится и московский диксиленд Moscow Ragtime Band. Взлелеянная Игорем Бурко за десятилетия любовь к звуку трубы, к архаичным диксилендовым темам уже несколько лет находит своё выражение в симпатии к этой московской группе. Шарм певицы Полины Касьяновой, артистическое обаяние трубача и лидера коллектива Константина Гевондяна и остальных участников ансамбля стоят на фундаменте крепкого знания того, как нужно играть и петь диксиленд. Точное попадание в стиль, безусловное владение инструментами и при этом тонкая ирония во всём (ну кто ещё на полном серьёзе будет использовать громкоговоритель в качестве микрофона и казу как духовой инструмент?) примиряют и любителей развлекательного утёсовского джаза, и ревнителей чистого джазового искусства. MRB в Челябинске ждут. Ждут по обе стороны рампы: челябинские музыканты — для того, чтобы стройной сияющей медными духовыми колонной пройти в стрит-параде, чтобы насладиться нешаблонными соло на джем-сешне, а челябинский слушатель — чтобы получить изрядную порцию хорошего настроения. Ведь джазовый фестиваль — праздник!

Полина Касьянова, Константин Гевондян

Разогретая группой Константина Гевондяна публика с готовностью принимала всё. И не была помехой нестерпимая духота в зале. Москвичей снова сменил местный коллектив — ансамбль VITA челябинской энтузиастки пения a cappella Светланы Андрияновой. Пара спиричуэлс в их исполнении теперь вспоминаются как затишье перед бурей, когда всё в природе стихает перед тем, как грянет гром и ослепят молнии.

«Чистая солнечная энергия», — так охарактеризовали поклонники сет петербургского ансамбля Леры Гехнер и Алексея Попова. Сыгранный состав с виртуозным клавишником Сергеем Тарусиным, бас-гитаристом Максимом Кореневским (кстати, в недавнем прошлом челябинским музыкантом) и техничным барабанщиком Петром Михеевым неожиданно для традиционного в стилистике фестиваля дополнял DJ Штакет. Появление группы было сродни тому, как если бы на сцене оперного театра высадились космонавты с Сириуса. Яростный, неуправляемый в эмоциях вокал Леры, усиленный специальным вокальным процессором, столь же напористые соло на тенор-саксофоне Алексея Попова, самозабвенные пляски певицы, соло Кореневского в унисон с его же пением через вокодер, электронные сэмплы Штакета — всё это рождало ощущение не качания, а звукового шторма в зале. «В Петербурге есть несколько команд, играющих в таком направлении», — спокойно заметил Владимир Фейертаг, слушая из-за кулис ансамбль.

До Урала эта мода тоже докатилась, но, думаю, местные составы ещё только в начале этого эйсид-джазового пути. Возможно, «энергетический выброс» от петербуржцев снова подвигнет нас в творческих поисках. Так случилось в 2004-м, после выступления Lera Gehner Band, когда записи коллектива превратились в учебное пособие для немалого числа музыкантов. И дело даже не в периферийной вторичности уральских джазменов, а в безусловном обаянии, которое излучает талант Леры Гехнер, Алексея Попова и их составов, в той свободе, которую рождает понимание сути джазовой музыки.

Желание приблизится к тайне, говорить на языке джаза неизменно собирает в Челябинске сотни музыкантов. Для того, чтобы показать свои творческие достижения и сыграть на уличных площадках фестиваля, в наш город приезжают коллективы из Челябинской области, из разных городов России. Для многих из них это часто единственный в году шанс выступить перед аудиторией в несколько тысяч человек. Слившись в единую свингующую и танцующую массу, эти тысячи движутся в шествии вместе с музыкантами, ловят свои отражения в широких раструбах тромбонов, туб и сузафонов, удивляются тому, что можно играть и на стиральной доске, маршируют в такт барабанной дроби и стараются теснее, ближе идти вместе с предводителями стрит-парада — Игорем Бурко, Давидом Голощёкиным, Константином Гевондяном. Вероятно, в этот момент год за годом снова рождается миф о том, что Челябинск — джазовый город. Его тиражируют журналисты, предпочитающие снимать именно эту, самую зрелищную часть фестиваля — стрит-парад. ВИДЕО: репортаж со стрит-парада в Челябинске

В воскресный полдень 3 июня, полностью отшагав пешеходную часть улицы Кирова, музыканты остановились у двух сцен. Принцип «разделения труда» на них простой: на одной сцене играют оркестры, вторая сцена отдана малым составам. Среди них отдельного упоминания заслуживает группа Jazz Brassers челябинского трубача Ивана Поны, позиционирующая себя, как фанк и джаз-рок-коллектив. Несмотря на молодость, Jazz Brassers обладают собственным выраженным плотным звучанием. Это один из уверенных дебютов нынешнего фестиваля.

Вечер второго дня фестиваля в оперном театре открыл биг-бэнд под управлением заслуженного артиста России Станислава Бережнова. Это новое детище патриарха челябинского джаза, и в отличие от его предыдущих составов, оркестр делает упор на исполнение эстрадно-джазовой классики, посему его продолжительный сет наполнили преимущественно вокальные номера с квартетом DV-Show, певцами Станиславом Обуховым, Ильёй Пеньковым и самым юным участником джаз-фестиваля, 9-летним Эдиком Риккером. Почему биг-бэнд вдруг сменил направление традиционного свинга на пост-свинг с явным налётом эстрадности? В его составе играют почти те же музыканты, которые играли в лучшие годы в предыдущем бэнде Бережнова «Джаз-Академия», а значит, оркестру по силам держать репертуар прежней глубины и утончённости. Ответ, как мне кажется, лежит вне музыкальной плоскости. Лишившись дотации от города, биг-бэнд пытается выживать и приспосабливаться к действующей музыкальной конъюнктуре, быть моднее, современнее, порой в ущерб чистоте жанра. В таком контексте «Caravan» Хуана Тизола с мощным джаз-роковым соло гитариста Константина Корчагина — не общее место любого концерта, а вполне логичная кульминация выступления оркестра.

Эдик Риккер

Далее музыкальную эстафету подхватил состав ещё одного челябинского мэтра — флейтиста и композитора Георгия Анохина, выступление которого как будто строилось на контрасте: Анохин вышел с малым составом и исполнил энергичные пьесы собственного сочинения. Вся последующая программа больше напоминала джем-сешн: составы перетасовались, организовались новые ансамбли. К группе Ольги Головиной присоединилась Ирина Остин, и две джазовых дивы стали «соревноваться» в длительности импровизационных эпизодов, что вызвало большое воодушевление в зале. Давид Голощёкин с гитаристом Валерием Сундаревым пригласили на сцену челябинского пианиста Марата Габбасова, а также своих коллег из Уфы, Екатеринбурга, Тюмени и Челябинска, чтобы отправиться в чувственное интеллектуальное путешествие по кул-джазу. Безусловному мастерству Голощёкина и Сундарева их визави не уступили, а Марата Габбасова, студента знаменитого колледжа Бёркли, Давид Семёнович отметил особо, предрекая его таланту большое будущее.

Давид Голощёкин и Марат Габбасов

После такого погружения в традиционный джаз несколько странно было услышать музыку cajun, к джазу имеющую отношение разве что территориальное. (Кажюны — англоговорящие американцы говорят «кейджён» — субэтническая франко-канадская группа на юге штата Луизиана, обладающая собственным музыкальным фольклором на грани ритм-н-блюза, блюграсса и французской песни). И всё же слегка недоумевающая публика, разогретая предыдущими выступлениями, благосклонно приняла группу Стива Райли The Mamou Playboys. Стоило ли включать этот коллектив в общую программу фестиваля — вопрос открытый. И ответ на него дали пару часов спустя слушатели, пришедшие на джем-сешн фестиваля. Недолго думая, леди и джентльмены в вечерних туалетах пустились лихо отплясывать под кажюнские «наигрыши».

The Mamou Playboys

Красивой кодой основным фестивальным концертам стала программа «Тромбон-шоу» Максима Пиганова «Джаз из патефона», подготовленная совместно с трубачом Константином Гевондяном по песням Леонида Утёсова ещё в 2010-м, в год 115-летнего юбилея пионера «советского джаза». Программа пришлась по душе челябинскому слушателю. Истомлённый июньской жарой и годовой нормой джазовых концертов, полученной всего за два вечера, зал расслабился и запел, вспоминая знакомые с детства и юности песни.

Музыканты — челябинцы, екатеринбуржцы, петербуржцы, уфимцы, москвичи — на волне фестивального куража продолжили праздник в ресторане «Лунный свет». Легко и непринуждённо, словно и не было двух дней напряжённой сценической работы. Более того, послушать джем-сешн и устроить массовые танцы в ресторан пришли сотни слушателей. За успех мероприятия поднимали бокалы, говорили тосты, искренне надеясь, что международный джаз-фестиваль «Какой удивительный мир!», независимо от финансовых, погодных и прочих причин многократно повторится… ВИДЕО: сюжет канала «Культура» о фестивале

Лера Гехнер, Алексей Попов