Привет! Вы находитесь на странице, полностью посвященной одной-единственной песне - "I WILL SURVIVE". Песня появилась после того, как в 1978 году Глория попала в тяжелейшую автокатастрофу и провела долгое время в больнице. Врачи сомневались в том, что она вернется на сцену. Именно тогда Глория впервые серьезно обратилась к Богу. Произошло чудо – певица не только выздоровела, но и ее песня-исповедание стала одним из величайших хитов всехнародов. I Will Survive была переведена более чем на 20 языков мира, в том числе и на арабский. В 1980-м за эту песню Глория Гейнор получает Грэмми в номинации «Лучшая диско-запись года». За прошедшие более чем 25 лет была множество раз перезаписана прежде всего самой Глорией Гейнор, а также другими исполнителями от Дитера Болена, Дайаны Росс и Ларисы Долиной до альтернативной группы Cake и рэпера Снуп Доги Дога. В 2000 году эксперты влиятельного музыкального канала VH1 поставили "I Will Survive" на первое место в списке лучших танцевальных песен ХХ столетия. Киноиндустрия продолжает помещать "I Will Survive" на звуковые трэки более пол-дюжины известных художественных картин, среди которых фильм "Men in Black II" (Мужчины в чёрном-2).

Фестиваль «Джаз на Красном Море» сдвинулся, но не меняется

17.10.2012

Владимир Мак, Иерусалим

Четверть века фестиваль Red Sea Jazz Festival проходил в последнюю неделю августа, отмеченную в календаре израильских джазовых фанов как обязательная для посещения курортного города Эйлат. В 26-й раз фестиваль сдвинули — вероятно, по просьбе учителей и учеников, для многих из которых учебный год начинается раньше 1 сентября. В результате «Джаз на Красном море — 2012» проходит с 30 июля по 2 августа. Условия не изменились — те же четыре дня, те же восемь концертов в день в тех же трёх залах разной вместительности (от тысячи до трёх), вот только залы, прежде именовавшиеся названиями фирм-спонсоров, в этот раз названы именами трех ветеранов израильского джаза — «Пиамента», «Каминский» и «Готфрид». Альберт Пиамента, Ареле Каминский и Дани Готфрид живут, здравствуют и превосходно играют — чтобы никто не подумал о мемориальном характере названий. Теперь о главном — кто в этих залах будет играть.

В программе 20 ансамблей, половина — гости, половина — израильтяне, но граница между гостями и хозяевами сегодня столь размыта, что при представлении я не буду разделять музыкантов.

Самая значительная фигура — несомненно, Кенни Гарретт. Впервые он играл в Израиле 23 года назад в составе ансамбля Майлса Дэйвиса. Гарретт родился в Детройте в 1960 году, в 17 лет дебютировал в оркестре Мерсера Эллингтона, затем играл в комбо Мэла Льюиса и Лайонела Хэмптона, а в 24 года записал первый сольный альбом. В 1986 году Арт Блэйки приглашает Гарретта в Jazz Messengers, и в том же году он попадает к Дэйвису, как альт-саксофонист и флейтист. Майлс пишет: «Все хотят сразу иметь так называемый собственный стиль. Но ведь все, на что они способны — это играть чужое дерьмо, копировать приёмы и манеры, изобретенные до них другими. Совсем немногие из молодых музыкантов вырабатывают сейчас свой стиль. Мой альт Кенни Гарретт — один из них». Дэйвис не стесняется в выражениях, но и не хвалит безосновательно. Гаррет работал с Майлсом до конца его дней в 1991 году, а в дальнейшем фигурирует исключительно как лидер ансамблей.

В 1996 году по опросу DownBeat в номинации «альт-саксофон» Гаррет опережает бессменного лидера Фила Вудса, а журнал Rolling Stone, обычно хвалящий только рок-музыкантов, называет его «hot jazz artist». Диапазон интересов Гаррета огромен: от мэйнстрима до всех возможных современных течений, с особым интересом к дальневосточной музыке. Но что бы Кенни ни играл, он самобытен и узнаваем. Его любимый инструмент — альт-саксофон, он много играет на сопрано, а иногда — на сопранино-саксофоне, практически не применяемом в джазе. В Эйлате Гаррет возглавит квинтет — фортепиано, бас, барабаны и перкуссия.

ДАЛЕЕ: продолжение программы фестиваля

Geri Allen

Джери Аллен последний раз была в Эйлате в 2008 году в составе женского квартета — неудачного объединения блестящих музыкантов по немузыкальному принципу. Но четырьмя годами раньше она запомнилась в квартете Чарлза Ллойда как пианистка превосходная. Из 55 лет она 30 на сцене, играет с выдающимися музыкантами и давно сама входит в их число. В Эйлат она приезжает с басистом, барабанщиком и одним из ведущих в мире … джазовых степистов Морисом Честнатом. Чечётка в Эйлате на моей памяти была 15 лет назад, и не в лучшем исполнении. Предвкушаю интереснейшие концерты.

Ришар Бона родился 45 лет назад в Камеруне, в пятилетнем возрасте дедушка научил его играть на балафоне (местный вид ксилофона), в девять он уже играл на гитаре и, с восторгом послушав диск Джако Пасториуса, увлекся бас-гитарой. Более 20 лет Бона — один из лучших в мире бас-гитаристов, его партнеры — Мэтини и Локвуд, Кориа и Хэнкок, братья Бреккеры и Тито Пуэнте… В 2008-м в Эйлате Бона играл с группой Майка Стерна и в Soulbop с Биллом Эвансом и Рэнди Бреккером. В этом году Бона возглавляет секстет Mandecan Cubano, в который также входят пятеро кубинских музыкантов — два трубача, два перкуссиониста и пианист. Будет сплав африканской и кубинской музыки с джаз-роком — при всех разнообразных увлечениях Ришара, он тяготеет именно к этому жанру.

Кармен Суза родилась 31 год назад в Лиссабоне в семье выходцев из Кабо Верде (так сейчас называются Острова Зеленого Мыса). Ее музыкальное кредо — сочетание африканского и островного фольклора с классическим джазом. Её кумиры — Билли Холидей и Нина Симон. Кармен не только поёт: она играет на гитаре, а в её команде участвует известный португальский пианист Филипе Мелу.

Christian McBride

Крисчен Макбрайд — еще одна крупнейшая личность современного джаза. Классный контрабасист всегда востребован более, чем музыкант иной специальности. С огромным количеством лучших музыкантов играли Рэй Браун и Чарлз Мингус, играют Рон Картер и Стэнли Кларк. Играет и Макбрайд. Джаз и ритм-энд-блюз, хип-хоп и соул — у него нет жанровых границ. Джеймс Браун и Сонни Роллинх, Фредди Хаббард и Чака Хан, Чик Кориа и Стинг — вот перечень великих, но абсолютно разных его партнеров за 20 лет пребывания на сцене. Макбрайд не только играет на контрабасе и бас-гитаре, но сочиняет и аранжирует музыку, возглавляет джазовый музей Гарлема и джазовую программу Лос-Анджелесского филармонического общества. В Эйлате он впервые играл в 2000 году с Расселом Малоуном и Бенни Грином (блистательно!), ныне он приезжает с пианистом Крисченом Сандсом и барабанщиком Улиссом Оуэнсом. Уверен, это звёзды не менее яркие, чем Макбрайд.

36-летний ньюорлеанский толстяк, певец и пианист Крэйг Адамс — внучатый племянник легендарного Фэтса Домино и один из лидеров современного госпел, отмеченный в этой номинации премией Grammy в 2010 году.

Sean Jones

Шону Джонсу 34 года, шесть из которых он был первой трубой в биг-бэнде Линкольн-центра под управлением Уинтона Марсалиса. Сегодня он — один из лучших молодых трубачей, не изменивших джазу. Не изменили и его партнеры, имена которых всё чаще встречаются в программах фестивалей и на обложках дисков — саксофонист Тим Грин, пианист Оррин Эванс, басист Мэтт Клоэзи и барабанщик Обэд Кальвэр.

55-летний вокалист Андрэ Минвьель давно выступает в дуэте с аккордеонистом Лионелем Суаресом. Недавно дуэт превратился в трио — добавился молодой барабанщик и виолончелист (!) Пьер-Франсуа Дюфур. Музыка — джаз, регги, шансон (настоящий, французский)… Думаю, очень интересно.

Израильтянин гитарист Гилад Хексельман и американец саксофонист Марк Тёрнер давно в элите нью-йоркского джаза. В Эйлате они выйдут на сцену вместе с израильской ритм-секцией.

Yes!

Yes! — не реинкарнация английской арт-рок-группы, но трио друзей-джазменов — афроамериканского барабанщика Али Джексона, израильского басиста Омера Авиталя и нью-йоркского пианиста Аарона Гольдберга. Каждый постоянно играет с суперзвездами, список которых занял бы страницу, каждый — блистательный и самобытный джазмен, а трио — одно из лучших в современном джазе.

Harold Rubin

Ансамбль «Завиет» («Углы») получил первый приз на первом фестивале в Эйлате (который был частично конкурсом), как оригинальная команда, сочетавшая бибоп, фьюжн и авангард. Спустя четверть века квартет предстает на три четверти в оригинальном составе — израильский кларнетист Харольд Рубин, английский басист Марк Смульян и американский барабанщик Рубен Хок. Новичок — израильский гитарист Арли Либерман, живущий в Новой Зеландии. Ансамбль отмечает в этом году 80-летие Харольда Рубина.

В септете Юваля Коэна собраны лучшие израильские джазмены, прошедшие лучшие американские школы — Асаф Хакими, Авив Коэн, Нитай Хершкович, Йонатан Волчек… Сам Юваль, старший брат легендарного семейного трио — музыкант не менее интересный, чем его сестра и брат (саксофонистка Анат и трубач Авишай), ставшие мировыми звёздами.

С вокалистом Жокой Перпиньяном, репатриантом из Бразилии, играет, в числе других, Амос Хоффман — отличный гитарист с нью-йоркской сцены. Представлено и самое юное поколение: пианисты 16-летний Гади Лехави и 24-летний Эден Ладин выступят дуэтом (замечательный забытый жанр), будет и трио 18-летних — пианиста Томер Бар, басист Ури Кутнер и барабанщик Офри Нехемия. Это — звёзды не будущего, они уже сейчас играют на уровне самых высоких стандартов. Впрочем, в джазе стандартов не бывает…