Привет! Вы находитесь на странице, полностью посвященной одной-единственной песне - "I WILL SURVIVE". Песня появилась после того, как в 1978 году Глория попала в тяжелейшую автокатастрофу и провела долгое время в больнице. Врачи сомневались в том, что она вернется на сцену. Именно тогда Глория впервые серьезно обратилась к Богу. Произошло чудо – певица не только выздоровела, но и ее песня-исповедание стала одним из величайших хитов всехнародов. I Will Survive была переведена более чем на 20 языков мира, в том числе и на арабский. В 1980-м за эту песню Глория Гейнор получает Грэмми в номинации «Лучшая диско-запись года». За прошедшие более чем 25 лет была множество раз перезаписана прежде всего самой Глорией Гейнор, а также другими исполнителями от Дитера Болена, Дайаны Росс и Ларисы Долиной до альтернативной группы Cake и рэпера Снуп Доги Дога. В 2000 году эксперты влиятельного музыкального канала VH1 поставили "I Will Survive" на первое место в списке лучших танцевальных песен ХХ столетия. Киноиндустрия продолжает помещать "I Will Survive" на звуковые трэки более пол-дюжины известных художественных картин, среди которых фильм "Men in Black II" (Мужчины в чёрном-2).

Фестиваль «Евразия 2012» в Оренбурге: из прошлого в будущее

23.11.2012
Антон Соловьев Фото: Вячеслав Войтин

В этом году российскому джазу исполнилось 90 лет. 16-й международный фестиваль джаза «Евразия-2012», проходивший 10-11 ноября в Оренбурге, был посвящён этой дате. Исполнение джазовой музыки в России имеет внушительную историю. Даже наш фестиваль «Евразия» — явление уже сложившееся, сформированное многими событиями, удачными (и не очень) выступлениями, экономическими изменениями в стране и публикой, воспитанной на багаже услышанного. За 16 лет у фестиваля «Евразия» был создан определённый имидж, влияющий на ожидания постоянных и случайных слушателей, появились свои исполнители-фавориты, утвердились некоторые традиции. Прошлое и настоящее влияют на будущее, и каждый следующий фестиваль в какой-то мере дитя предыдущего.

День первый. Старый добрый боп.

Трубач Пётр Востоков появился в Оренбурге в 2009 г. в составе оркестра им. Олега Лундстрема. Один среди многих. Публика выделила его аплодисментами из прочих участников биг-бэнда, а на джеме Пётр «отжигал» так, что его невозможно было остановить. Неизвестно, обратили ли организаторы фестиваля внимание на овации Востокову или же руководствовались собственными впечатлениями, но, как бы то ни было, он был приглашён в 2010 (в составе бэнда Виктора Епанешникова, замечательного ударника и тоже любимчика местных слушателей) и вот в 2012-м прибыл к нам со своим собственным коллективом (квартет, включая вокалистку). Обычно любому коллективу нужно исполнить пару пьес, чтобы разыграться, поймать кураж, набрать скорость. Некоторые и вовсе разогреваются только к самому концу. Востокову понадобилось около четырёх минут. Мастерство, талант, скорость, изобретательность, эмоциональность… Ничуть не хуже играли Андрей Зимовец (рояль) и Егор Крюковских (ударные). В 2009-м Пётр был ещё выпускником института им. Гнесиных, а сегодня он там преподаёт. Очень возможно, что через пару лет мы услышим учеников Востокова.

Пётр Востоков, Юлиана Рогачёва

Вместо заявленной в афише Дарьи Антоновой вышла вокалистка Юлиана Рогачёва. Петя и Юлиана выступили в своеобразном дуэте. Одним из основателей джазового вокала считается и является Луи Армстронг. И он же сильно повлиял на джазовую трубу, как впрочем, и на джаз в целом. Общеизвестно, что патриарх джаза пел как играл, и играл как пел. Вот в силу этого исторического обстоятельства музыка духовиков джаза похожа на эмоциональное пение. Оттого вокал Рогачёвой и игра Востокова так чудесно сочетаются. Разве что её голос мог быть чуть сильнее, или звукорежиссёру был смысл его чуть-чуть усилить. Но фестиваль идёт, программа насыщенна, ведущий Владимир Каушанский гонит ребят со сцены и… Петр объявляет, что сейчас будет исполнена «I Get A Kick Out Of You» — «так быстро, как только можем». Сказано-сделано. Скорость – территория бибопа. Не зря Майлс Дэйвис говорил, что, чтобы слушать боп, нужно «быстрое ухо». И всё-таки время уходить… И «на сей раз действительно последний номер» ­— по инициативе Егора Крюковских играли и пели блюз 40-х «Hey Baba Reba», прославленный оркестром Лайонела Хэмптона. ДАЛЕЕ: новая гармония, звёзды свинга, музыка говорит за себя, стиляги и от поколения к поколению — весь спектр фестиваля в Оренбурге.

Новая гармония

Квартет Востокова достойно представляет джаз — культурное достояние человечества. Однако есть люди, которые слышат в джазе «сумбур вместо музыки». Они правы, как ни странно. Какое бы направление мы ни взяли (дикси, свинг, боп или любое другое), в нём всегда есть элемент неупорядоченности. Армстронга в своё время обвиняли в том, что в его музыке слишком много диссонансов. Он отвечал, что музыка такова, какова жизнь вокруг, что в ней есть и плохое, и хорошее. Послушайте любой биг-бэнд, любой джем — столько звуков, самостоятельных и никак друг с другом не согласованных (казалось бы). Но неожиданно на Вавилонской башне наступает полная гармония и взаимопонимание! Я давно убеждён, что джаз — это гармония, самым удивительным образом возникающая из хаоса. В этом великая правда и реалистичность джаза: отражение мира таким, каков он есть в действительности. Красота в джазе проявляется не в идеальных условиях, а во взаимодействии, адаптации, взаимном влиянии друг на друга музыкантов и слушателей. Однако взгляд на гармонию, а значит — сосуществование и взаимодействие, в разных направлениях неодинаково. Не просто приживался свинг, в штыки воспринимался любимый Востоковым бибоп…

Алексей Круглов и часть Яака Соояара

К чему я веду: есть одно направление джаза, которое не было представлено на сцене оренбургского фестиваля. Вот уже третий год подряд Каушанский, представляя выступающих, среди достоинств того или иного коллектива упоминает способность играть авангардный джаз. Однако ни разу до сего момента в нашем городе мы не слышали вживую авангардного джаза. Алексей Круглов и эстонский гитарист Яак Соояар исправили данный пробел, к сожалению всего лишь одной энергичной пьесой («Покой», композитор Соояар). Я доподлинно знаю, что в зале были люди, практически не знакомые ранее с фри-джазом, у которых «Покой» Соояара вызвал восторг, и что были слушатели, воспринявшие данную музыку в штыки. Ну что ж, любить или не любить — личное дело каждого. Исполнение «фри» эстонским музыкантом в принципе не такая уж и неожиданность, европейский север славен своими энергичными фри-джазовыми бэндами, но также и так называемым ECM-звучанием. Что-то близкое к последнему Яак и Алексей также продемонстрировали в своём выступлении. Кроме того, была исполнена пьеса Саульского «Зеркало», советская песенка «Солнечный круг» Островского и музыка собственного сочинения. Дуэт запомнился интересной, неожиданной, изобретательной и вместе с тем лёгкой музыкой, а также авангардными фишками Круглова. Он клацал клавишами, шипел саксофоном, дуя в него без мундштука, зажимал отверстие раструба саксофона коленкой, играл на двух саксофонах, как Роланд Кёрк, и т.д.

Звёзды фанка

Пётр Ившин

Эксперимент совсем другого рода был представлен оренбуржцам фондом «ArtBeat» Алексея Козлова. В «ArtBeat» решили создать «команду-звезду» из лучших музыкантов России. Ни больше и ни меньше. Насколько можно понять из прессы, директором группы официально является ударник Пётр Ившин, однако функции бэндлидера переходят от участника к участнику в зависимости от того, чья композиция исполняется. Композиции авторские, отражающие восприятие своего создателя, всего в программе их пять — по количеству участников. Вот так всё непросто. Известно, что название проекта предложил Каушанский. В афишах бэнд был заявлен как «АртБит-квинтет», но позже в названии решили не фиксировать численный состав бэнда. В итоге ведущим коллектив был объявлен как ArtBeat Project. Я упомянул путаницу с названием для того, чтобы подчеркнуть, что коллектив молодой, ещё не успевший закрыть какие-то незначительные формальные вопросы. Однако, как сказано выше, в составе ансамбля известные мастера: Анна Королёва (саксофон, вокал), Феликс Лахути (скрипка, вокал), Дмитрий Илугдин (ф-но), Антон Горбунов (бас-гитара), Пётр Ившин (барабаны). Причастность к фонду Козлова ясно указывает на характер исполняемой музыки — конечно, это в меру сложные произведения, лёгкий фанк, фьюжн, используются и элементы хип-хопа. В комплект входят «артистизм, мастерское общение с публикой, море позитива и бешеная энергетика каждого из участников». Вокал Анны Королёвой близок к чему-то от соул, мотаунских голосов, что-то от Уитни Хьюстон, молодого Майкла Джексона..

Звёзды свинга

Биг-бэнд им. Олега Лундстрема завершил концерт первого фестивального дня в зале филармонии, исполнив классические свинговые вещи. Их выступление было очень и очень неплохим, хоть и не лучшим на оренбургской сцене. Помнится, во время звучания «Summertime» мне вспомнился Валерий Гроховский с прошлогоднего фестиваля с его объединением Баха и Гершвина.

Внутри оркестра им. Лундстрема

Джем-сешн

Джем в этот раз проходил на новом месте, в клубе «Дружба». Петя Востоков на сей раз был не в ударе, зато отличились в лучшую сторону Зимовец, баритон-саксофонист Роман Секачёв из оркестра им. Лундстрема, Круглов, Соояар и Антон Горбунов. Постоянные слушатели фестиваля, конечно, знают Александра Панкеева, слепого музыканта, преподавателя Оренбургского института искусств им.Ростроповичей. Он тоже замечательно выступил, спев блюз. Вокальные выступления на этом джеме вообще шли отлично. Хорошо пела Анна Королёва. Феликс Лахути активно включился в действо, устроив неплохое шоу. Даже ведущий фестиваля Владимир Каушанский поучаствовал в пении. В общем, собралось достаточно музыкантов в нужном для джема настроении, желающих играть… Но вечный дефицит работающих микрофонов, несвойственный для оренбургского джема гул в зале, вероятно, вызванный излишней громкостью динамиков, необычно раннее завершение праздника…

День второй. Музыка, которая говорит сама за себя.

Второй и заключительный день Фестиваля был открыт выступлением трио Игоря Михайловича Бриля, замечательного российского пианиста, хорошо известного на российской и международной сцене, любимчика оренбургской публики. Игорь Бриль — опытный, серьёзный мастер со сложившимся взглядом на музыку, узнаваемой манерой игры. Вместе с Александром Зингером (ударные) и Евгением Онищенко (контрабас) он исполняет густой, насыщенный и вместе с тем сбалансированный джаз с реверансами в сторону блюза. Музыка цельная, со сложной динамикой, что называется «ни отнять, ни прибавить». Разумеется, я говорю о игре всего трио в целом, т.к. компанию Игорю Брилю составили не менее сильные мастера, чем он сам. Сейчас принято, чтобы музыкант не только играл, но активно поддерживал контакт с залом, настраивал на нужное настроение, эпатировал, веселил, «заряжал энергетикой», «зажёг народ». Игорь Михайлович, профессор Российской Академии музыки, не раз демонстрировал, что умеет общаться с залом, но в этот вечер явно предпочёл ни секунды не отвлекаться от игры. Ни слова, только музыка! Исполнители уровня Бриля могут позволить музыке говорить самой за себя, и это прекрасно.

Трио Игоря Бриля

Стиляги

Профессора джаза сменила на сцене вокальная группа A’Cappella ExpreSSS, выступление которой было полной противоположностью своих предшественников. Если кто устал от немногословности, вернее — молчания Бриля, то A’Cappella ExpreSSS им в этом контексте явно понравилась. Каждое слово и движение на сцене — элемент шоу. При этом певцы выглядели, как герои фильма «Стиляги» Валерия Тодоровского. В репертуаре все самые популярные среди мобильных рингтонов джазовые мелодии: «Let My People Go», «Hit The Road Jack» и т.д. Впрочем, собственно из истории джазовой музыки было спето немного, зато программа охватывала хип-хоповые темы и битбокс (этого добра в принципе хватало практически в каждой пьесе, в том числе и в джазовых вещах), испанское фламенко, грузинские народные, русские народные, «Yesterday» из репертуара The Beatles, песни Майкла Джексона и проч. и проч. A’Cappella ExpreSSS — самые предусмотрительные участники: прибыли со своим собственным звукорежиссёром и микрофонами и потому не имели проблем с технической частью. Всем бы так.

От поколения к поколению

В 2010 году был создан оркестр, который просто невозможно не пригласить на фестиваль, посвящённый 90-летию российского джаза. Речь о классическом свинговом биг-бэнде «Орфей», созданном одноимённой радиостанцией и состоящем из нескольких поколений музыкантов — от «шестидесятников» до талантливых студентов и выпускников Российской академии музыки им.Гнесиных. Во главе оркестра стоит композитор и аранжировщик Игорь Кантюков.

Постоянным участником «Орфея» является вокалистка Анна Бутурлина, хорошо известная в Оренбурге по прошлым фестивалям и входящая в число лучших джазовых голосов России. Когда-то она выступала на фестивале ещё совсем молодой артисткой. Выступление «Орфея» ассоциируется у меня с саундтреком к фильму о Джеймсе Бонде «Goldfinger» с вокалом Ширли Бэсси. Я думаю, требуется большое мастерство, чтобы публика с интересом слушала до боли знакомые свинговые стандарты, сыгранные в старой доброй, набившей оскомину свинговой манере. Все участники «Орфея», без сомнения, таким мастерством обладали и достойно завершили 16-й фестиваль джаза им. Юрия Сергеевича Саульского. Будем ждать следующего.