Привет! Вы находитесь на странице, полностью посвященной одной-единственной песне - "I WILL SURVIVE". Песня появилась после того, как в 1978 году Глория попала в тяжелейшую автокатастрофу и провела долгое время в больнице. Врачи сомневались в том, что она вернется на сцену. Именно тогда Глория впервые серьезно обратилась к Богу. Произошло чудо – певица не только выздоровела, но и ее песня-исповедание стала одним из величайших хитов всехнародов. I Will Survive была переведена более чем на 20 языков мира, в том числе и на арабский. В 1980-м за эту песню Глория Гейнор получает Грэмми в номинации «Лучшая диско-запись года». За прошедшие более чем 25 лет была множество раз перезаписана прежде всего самой Глорией Гейнор, а также другими исполнителями от Дитера Болена, Дайаны Росс и Ларисы Долиной до альтернативной группы Cake и рэпера Снуп Доги Дога. В 2000 году эксперты влиятельного музыкального канала VH1 поставили "I Will Survive" на первое место в списке лучших танцевальных песен ХХ столетия. Киноиндустрия продолжает помещать "I Will Survive" на звуковые трэки более пол-дюжины известных художественных картин, среди которых фильм "Men in Black II" (Мужчины в чёрном-2).

Импровизация на стекле: норвежские экспериментаторы в Таллинне

21.08.2012
Григорий Дурново, обозреватель «Джаз.Ру» Фото: Кирилл Мошков, Каупо Киккас

2011 год для Таллинна был годом «культурной столицы Европы». Огромное количество мероприятий в области театра, кино, изобразительного искусства, музыки, знаменитые зарубежные гости — всё как полагается. Ощутил на себе важность момента и местный ежегодный джазовый фестиваль Jazzkaar (см. репортаж: часть 1, часть 2), который в этом году был предварён другим фестивалем — выездной версией норвежского Punkt, о котором в «Полном джазе» захватывающе писала Татьяна Балакирская. Мы же упомянули об этом потому, что в те апрельские дни совершалась подготовка мероприятия, состоявшегося под закрытие года «Таллинн-2011» — международного проекта World of Glass с участием норвежских музыкантов и эстонских мастеров.

И вот в конце года, незадолго до католического Рождества, на сцене небольшого (на 150 мест) драматического Театра фон Краля — первого частного театра в постсоветской Эстонии, который в наступившем году будет праздновать двадцатилетие, — в течение двух дней норвежские гости, перкуссионист Терье Исунгсет и трубач Арве Хенриксен, извлекали различные звуки из стеклянных объектов, которые создали специально для них преподаватели и студенты Таллиннской академии художеств. Идея уникального проекта «Мир стекла» принадлежала координатору музыкальных программ фонда «Tallinn 2011 — культурная столица Европы» Мадли-Лиис Партс.

Arve Henriksen, Terje Isungset

Терье Исунгсет известен не только как участник различных импровизационных проектов, но и как исследователь различных звучащих объектов. В его дискографии есть шесть альбомов, где он (с единомышленниками) играет на инструментах, сделанных изо льда. Арве Хенриксен — яркий трубач, продолжатель популярного в норвежской импровизационной музыке соединения звучания живых инструментов и электроники. Его альбомы выходили на норвежском лейбле Rune Grammofon, средоточии скандинавских импровизационных экспериментов с использованием электроники. На этом же лейбле выходили записи ансамблей Supersilent и Food — в первом из них Хенриксен работает до сих пор, во втором участвовал в первых альбомах. Выпускался Хенриксен и на знаменитом германском лейбле ECM, оплоте норвежского джаза. Есть у него интересы и за пределами джаза и импровизационной музыки: он участвовал в различных проектах бывшего солиста группы Japan Дэвида Силвиана — впрочем, творчество этого исполнителя в последнее время тяготеет как раз к импровизационной музыке. Но помимо всего вышесказанного, Хенриксен — один из вышеупомянутых единомышленников Исунгсета (причём чуть ли не самый рьяный) по «ледяным» проектам. Поэтому «стеклянный проект» для обоих музыкантов был в новинку лишь с той точки зрения, что они раньше практически не имели дела с инструментами из стекла — сама же идея игры на нетривиальных объектах им давно очень близка. Да и их подход к собственным инструментам вполне себе нетривиален — Исунгсет давно отринул обычную ударную установку, а Хенриксен разработал на трубе звук, близкий японской флейте сякухати.

Arve Henriksen

Выступлений в рамках проекта «Мир стекла» было четыре — по два в день, по часу каждое. Автор этих строк посетил все четыре выступления и не жалеет: каждое из них было уникальным (что для тотальной импровизации не удивительно), плюс можно было наблюдать, как музыканты постепенно осваиваются с новыми для них инструментами (в апреле они успели познакомиться лишь с некоторыми объектами), смелеют, открывают их новые возможности. ДАЛЕЕ: рассказ о концертах, ВИДЕО!

Вся сцена театра была заставлена стеклянными объектами. Присутствовали, впрочем, также лаптопы (и Исунгсет, и Хенриксен использовали сэмплы и создаваемую в реальном времени фонограмму, воспроизводя по нескольку раз только что порождённый звук) и натянутые на стеклянный остов струны, а также один настоящий мундштук, не говоря о микрофонах (нельзя не упомянуть о вкладе норвежского звукорежиссёра Асле Карстада, приехавшего вместе с музыкантами), проводах, столах и стульях. Здесь были стеклянные аналоги там-тама, колокольчиков, пластинчатых колоколов, ксилофона, всевозможных рогов причудливой формы. Были и две стеклянные плошки, которые следовало плавно тереть друг об друга — этот инструмент придумали сами эстонские стеклодувы без ведома музыкантов. Одни инструменты стояли на столах, другие висели, в том числе длинные узкие объекты волнистой формы, слегка раскачивавшиеся под потолком (при дуновении они свистели). Отдельным инструментом была чаша с мелкими осколками, по которым Исунгсет постукивал стеклянной палочкой. Кстати, эти осколки вносили в выступления элемент полной случайности, поскольку норовили выскочить из чаши — некоторые из них оказывались раздавлены под ногой перкуссиониста, а один осколок задел струну, и она зазвенела. Осколки были насыпаны и в небольшие сосуды, которые Исунгсет тряс, как маракасы. Надо отметить, что ни один инструмент за время использования не разбился.

Terje Isungset

Некоторые духовые инструменты, за которые брался Хенриксен, звучали как армянский дудук, другие больше походили на трубу. Был и длинный инструмент, как будто составленный из нескольких стаканов, — он гудел, как диджериду. Дополнительный эффект возникал, когда Хенриксен окунал инструменты в чашу с водой и продолжал дуть. Разнообразнейшее звучание стеклянных объектов музыканты дополняли не только сэмплами, но и шёпотом в микрофон, и пением. Думается, нет необходимости в подробностях описывать все способы звукоизвлечения, которые демонстрировали Исунгсет и Хенриксен. Можно сказать о том, что ощущения в течение часа менялись кардинально: сначала могло казаться, что присутствуешь при некоем религиозном таинстве, затем выходило, что ты стал свидетелем завораживающего танца, потом отправился в цирк, а напоследок попал на представление рождественской сказки. В ходе последнего выступления Хенриксен особенно разошёлся: он водил объектами по столам, задевал ими друг за друга, а при помощи диджериду издавал какие-то совсем уж утробные звуки. Однако по большей части оба музыканта вели себя довольно серьёзно, сдержанно и скромно — находясь на сцене, они действовали так, словно это была их лаборатория: таким образом, публика просто наблюдала за тем, как Исунгсет и Хенриксен изучают новые для себя инструменты и звуки, никуда не торопясь и не стремясь тут же представить что-то законченное.

Arve Henriksen (photo © Kaupo Kikkas)

Проект несомненно будет продолжен. Часть инструментов норвежцы собирались купить у производителей и использовать в своих выступлениях за пределами Таллинна, но и их эстонские коллеги уже изъявили желание поработать с готовым материалом из стекла. Полную версию этого материала читайте в журнале «Джаз.Ру» №1-2012, который выходит в свет в феврале (помимо репортажа с концерта, там будет опубликовано обстоятельное интервью с Терье Исунгсетом и Арве Хенриксеном).

Arve Henriksen

ВИДЕО: Terje Isungset, Arve Henriksen «World of Glass» — 26-минутный документальный фильм о проекте (на эстонском языке, интервью с артистами — на английском). Много эпизодов игры на стеклянных инструментах.