Привет! Вы находитесь на странице, полностью посвященной одной-единственной песне - "I WILL SURVIVE". Песня появилась после того, как в 1978 году Глория попала в тяжелейшую автокатастрофу и провела долгое время в больнице. Врачи сомневались в том, что она вернется на сцену. Именно тогда Глория впервые серьезно обратилась к Богу. Произошло чудо – певица не только выздоровела, но и ее песня-исповедание стала одним из величайших хитов всехнародов. I Will Survive была переведена более чем на 20 языков мира, в том числе и на арабский. В 1980-м за эту песню Глория Гейнор получает Грэмми в номинации «Лучшая диско-запись года». За прошедшие более чем 25 лет была множество раз перезаписана прежде всего самой Глорией Гейнор, а также другими исполнителями от Дитера Болена, Дайаны Росс и Ларисы Долиной до альтернативной группы Cake и рэпера Снуп Доги Дога. В 2000 году эксперты влиятельного музыкального канала VH1 поставили "I Will Survive" на первое место в списке лучших танцевальных песен ХХ столетия. Киноиндустрия продолжает помещать "I Will Survive" на звуковые трэки более пол-дюжины известных художественных картин, среди которых фильм "Men in Black II" (Мужчины в чёрном-2).

Пять лучших актов Montreux Jazz Festival-2012

13.11.2012
Соня Соколова, Александр Менн Фото: Daniel Balmat, Michel Bertolet

46-й по счету фестиваль в Монтрё перекраивал концертную программу прямо на глазах изумленных зрителей: замены на главных сценах следовали одна за другой, однако старожилам MJF они принесли, в основном, приятные открытия. Нина Черри с разрывным авангардом вместо кислотного Трики, кантри-соул певица Аксель Ред вместо поп-звезды Джейн Биркин, гитарные виртуозы Rodrigo Y Gabriela вместо рок-легенд Radiohead — пожалуй, всерьез пожалеть стоило только об отмене концерта Тома Йорка и компании, ведь до России группа так пока и не доехала. В остальном Montreux Jazz Festival остался прежним: безукоризненно стильным, комфортным, богатым на открытия и творческие коллаборации.

Pat Metheny Unity Band (Пэт Мэтини и саксофонист Крис Поттер)

Многие удачи Монтрё успешно тиражирует. Неизменный успех сопровождает гигантский джем-сейшн Night Of Global Gumbo, в ходе которого Куинси Джонс проводит обязательную выставку юных талантов, предлагая всем свеженайденным дарованиям поиграть дуэт с легендой (дарование в обмороке, легенда с азартом берет на себя роль ментора); воодушевляющие сеты и мастер-классы дает пианист Хэрби Хэнкок, огромную толпу на сцене и в зале собирает Пэт Мэтини. Однако не менее интересно следить за конкурсной программой (напомним, Монтрё проводит сразу два конкурса — вокальный и конкурс пианистов, в этом году председателем жюри фортепианного конкурса был польский пианист Лешек Можджер).

И очень приятно, что эта программа, как и две трети концертов фестиваля, по-прежнему предлагает публике свободный вход.

Marialy Pacheco — победительница фортепианного конкурса в Монтрё

(От редакции: в фортепианном конкурсе второе место в этом году занял украинский пианист Алекс Природный, победила же живущая в Австралии кубинка Марьяли Пачеко. Третье место и приз зрительских симпатий получила румынская пианистка Сезара-Лучия Влэдеску).

В этом году патрон фестиваля Клод Нобс решил напомнить публике о великих «сонграйтерах», объединив в серию незабываемые сеты Боба Дилана и Ван Моррисона. Жанром года был негласно объявлен блюз во всех его проявлениях. Играющий на крепком любительском уровне актер Хью Лори и легендарный гитарист Бадди Гай были приняты публикой с одинаковым восторгом, хотя и по разному поводу. Однако начать обзор лучших концертов стоит с человека, который поднял блюз на новую высоту. ДАЛЕЕ: о пяти лучших, по оценке авторов, концертах Монтрё-2012

Джо Бонамасса, Acoustic Tour

Joe Bonamassa

30-летнего Бонамассу многие небезосновательно считают «новой надеждой блюза» — и можно смело утверждать, что надежда эта сбывается. Джо, выходец из Нэшвилла, играет блюз с четырёх лет. Основным его достижением всё это время считалось уместное «утяжеление» саунда: его «лес пол» убедительно звучал в составе суровой команды Black Country Communion. Однако в прошлом году, услышав Бонамассу на сцене, Нобс предложил ему сделать полностью акустический сет. Чтобы решить эту задачу, Джо пришлось полностью сменить состав банды: в турне с ним играют перкуссионист Ленни Кастро, ирландский банджист и флейтист Джерри О’Коннор и мультиинструменталист Мэтс Уэстер. В итоге известный хит «Woke Up Dreaming» в акустической версии звучит гораздо пронзительнее и жёстче, нежели в «электричестве»; вокал в песне Хаулин Вулфа «Who’s Been Talking» успешно имитирует гитарные партии, а кавер на песню Тома Уэйтса «Jockey Full Of Bourbon» вообще превратился в побочный продукт ирландского фолка. Джо и в акустике техничен и сердит; из-под его пальцев, кажется, рассыпаются искры, а на сцене ждет своей очереди десяток гитар. Выпустив 12 альбомов, Бонамасса не собирается останавливать свой задиристый локомотив: он продолжает расти и развиваться, на наших глазах ударными темпами превращаясь из подающего надежды новичка в сурового мэтра.

Чик Кориа и Бобби Макферрин

Bobby McFerrin, Chick Corea

Совместное выступление Чика Кориа и Бобби Макферрина совсем недавно уже имели возможность оценить московские слушатели, однако речь идёт о знаменитых импровизаторах, а значит, их сеты интересны практически всегда. На протяжении многих лет эта пара неоднократно изумляла публику: то переделают два фортепианных концерта Моцарта, то создадут полностью инструментальный альбом «Beyond Words», на котором вокализы Бобби прекрасно имитируют партии перкуссий и множества солирующих инструментов. Шоу в Монтрё стало, скорее, соревнованием в духе «удерживай гармонию, несмотря ни на что». Размяв пальцы и связки в «I’ve Got the World on a String» и «Love Is Here To Stay», два музыканта устроили настоящий юмористический чемпионат по скэту, к которому по протекции Куинси Джонса присоединились молодые коллеги — юная канадка Никки Янофски и кубинский пианист Альфредо Родригес.

Юбилей Георга Грунтца

Georg Gruntz

Чествование виртуозного пианиста Георга Грунтца превратилось в джем, который лучше всего описывает слово «легендарный»: мэтр отмечал на сцене Монтрё свой 80-й день рожденья. Великолепный инструменталист, Грунтц множество раз выходил на сцену Монтрё в составе собственного The George Grunz Concert Jazz Band , а также участвовал в самых разных дуэтах — в частности, неоднократно аккомпанировал Майлсу Дэйвису. Поэтому неудивительно, что честь поздравить знаменитого пианиста пожелали разделить многие. Грунтц же решил придать торжеству концептуальный характер и позвал выступить в основной программе сразу ТРЁХ известных саксофонистов — Ларри Шнайдера, Дэйва Либмана и Криса Хантера. Отличный повод даже для нетренированного уха почувствовать разницу в игре трёх таких разных мэтров: очень строгий, академичный Шнайдер, постоянно хулиганящий и пускающий залихватского «петуха» Либман и плавный мягкий Хантер составляют великолепный ансамбль.

Dave Liebman

 

Госпел-шоу БеБе Уинанса

Bebe Winans

БеБе Уинанс вместе с сестрой относится уже к третьему поколению семейства, подарившего миру целую плеяду госпел-звезд. Надо отдать должное певцу, его версия госпел невероятно «заразительна» и действительно создает впечатление, что слушатели разом перенеслись на церковную службу где-то в штате Алабама — с поправкой на то, что в ходе этой мессы весьма органично звучат рэп («It All Comes Down To Love»), поп-соул («Runaway»), и лиричная поп-баллада («I Really Miss You»). Энергичный, напористый и сентиментальный обладатель тёплого и богатого баритона — таким БеБе Уинанс предстает на сцене. Добрый и далеко не всегда политкорректный юмор отличает БеБе как исполнителя. Ему ничего не стоит засунуть в госпел фразу «Go with the name of Jesus to the plastic surgeon — and everything’s gonna be alright!»*.

* «Ступай с Божьим именем к пластическому хирургу, и всё будет в порядке». — Ред.

Ярон Херман в Шильонском замке

Yaron Herman

Средневековый бастион Шильонского замка — подходящий атмосферный антураж для камерных концертов. Именно здесь ежегодно проходит серия выступлений Jazz Meets Classic, в ходе которой академические и джазовые исполнители предлагают своё прочтение известных произведений. Сет импровизатора Ярона Хермана резко выбивается из этого благочинного ряда, больше всего они напоминают спонтанный монолог-ананказм. Словно очень эрудированный, но очень сумасшедший человек, захлебываясь, вываливает тебе на голову свои соображения о жизни, перемежая их цитатами из старых фильмов и музыкальных пьес, отрывками стихов и звуками городской среды. Техника импровизации, которую пропагандирует Херман, называется «Композиция реального времени» и больше всего напоминает знаменитую технику «автоматического письма». Даже удерживая исходную гармонию, Ярон бегло создает некое независимое пространство для ритма и мелодии, в которое вовлекает слушателя. Он практически не использует традиционных для импровизационной музыки «прогулок по пентатонике», предпочитая перемежать резкие, рваные аккорды с нежными переборами в верхнем регистре, либо использует крышку рояля и струны как перкуссию. С лёгкостью удерживая внимание слушателей на протяжении потутора часов, пианист трижды вышел на бис — и, разумеется, не удержался от традиционной хулиганской выходки, исполнив под занавес бравурный кавер на «Toxic» из репертуара поп-певицы Бритни Спирс.